Искусство Лондона в 19 веке

Стиль Регентства — и в этом его сходство с человеком, давшим ему имя, — являлся классическим по своей сути, но со временем становился все более энергичным и непринужденным, маскирующим огрехи вкуса при помощи обильных слоев штукатурки, подобно тому как рок-звезда скрывает свою истинную суть под маской грима.

Если бы во времена сэра Джона Соуна (1753-1837) существовал Королевский институт британских архитекторов, он непременно стал бы его президентом. Джон Соун являлся профессором архитектуры Королевской ккадемии. Сегодня его статуя стоит перед зданием Банка Англии, и строгие геометрические линии фасада служат достойным обрамлением для фигуры его создателя. Сам Соун похоронен на кладбище церкви Олд-Сент-Панкрас в гробнице, созданной в стиле греческого возрождения для его богатой жены. Однако истинным памятником архитектору служит дом на Аинкольнз-Инн-Филдс. В 1792 году Соун приобрел дом номер 12 по этой улице и полностью его перестроил для нужд семьи.

Тем временем супруги Соуны — оба страстные поклонники искусства — начали собирать собственную коллекцию. В нее вошли восемь гравюр Хогарта из серии «Карьера мота», работы Ватто и Каналетто, а также дюжина античных ваз, бюстов и статуй. Для размещения всех этих экспонатов Соун прикупил в 1813 году соседний дом номер 13 и тоже подверг его перестройке. В 1815 году миссис Соун скончалась, и супруг в одиночку продолжил совместное дело. Он приобрел для «домашнего музея» серию картин Хогарта «Выборы», дневники Рейнольдса и личный архив Роберта Адамса, включавший девять тысяч эскизов и рисунков. Последнее сокровище досталось ему почти даром — на распродаже Соун заплатил за архив всего двести фунтов. Семейная коллекция не умещалась в одном здании, и в 1824 году пришлось потратиться еще на один дом — к номерам 12 и 13 добавился номер 14. В следующем году Соун на три дня в неделю распахивал двери своего музея, чтобы широкая публика могла полюбоваться на саркофаг фараона Сети I, за две тысячи фунтов приобретенный у Британского музея. К моменту смерти Джона Соуна его необъятная коллекция носила довольно эклектичный характер, включая в себя не только работы современников — Тернера и Фьюзели, но и античные драгоценные камни, индийские манускрипты, рисунки Пиранези, часы Рена и пистолеты Наполеона. Соун заранее выхлопотал обещание парламента (в виде специального парламентского акта) о том, что его коллекция ляжет в основу публичного музея и соответственно станет доступной для всех.

Музей под названием «Дом Китса» в Хэмпстеде был построен в 1815-1816 годах и носил тогда имя Уэнтворт-Плейс. Он представлял собой пару домов — каждый на две семьи — с общим садом. Половину одного дома — того, что поменьше, занимал Чарльз Браун — филолог, специализировавшийся на творчестве Шекспира, и добрый приятель Джона Китса. Сам Ките в то время пребывал в глубокой депрессии (в течение года он потерял двух братьев: один умер, а другой эмигрировал из страны) и потому с радостью принял приглашение Брауна пожить у него в Хэмпстеде. В 1819 году у них появились новые соседи — миссис Брон с дочерьми. Одна из них, девушка по имени Фанни, вскоре стала невестой Китса.
В жизни поэта наступил благословенный период: большинство своих прославленных произведений, в частности «Оду к соловью», он написал в этом тихом саду, под старым сливовым деревом. В 1820 году, в надежде поправить пошатнувшееся здоровье, Ките выехал в Италию, откуда уже не вернулся. «Дом Китса», который ныне находится в ведении Корпорации Лондона, служит для проведения различных мероприятий — от поэтических вечеров и конференций, посвященных поэтам-романтикам, до клубных чаепитий, на которых собираются поклонники «плюшевых мишек», «Безумного Шляпника» или 95-го стрелкового полка, история которого легла в основу книг Бернарда Корнуэлла о бесстрашном стрелке Ричарде Шарпе.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *