Архитектура эпохи модернизма

Лондон отель Сандерсон

Лондон отель Сандерсон

Явление международного модернизма — европейское по духу и по стилю исполнения — является, так сказать, яркой залетной птицей. Его произведения, как одиночные экзотические острова, нет-нет да и проглядывают в океане неогеоргианской и псевдотюдоровской культуры.

Вплотную примыкая к Большому залу средневекового дворца Элтем, стоит настоящее чудо 1930-х годов — то ли римский храм, то ли трансатлантический лайнер Кьюнарда. Здание, построенное Джоном Сили и Полом Пейджетом для Стивена Кертолда и его жены Вирджинии («Джини»), служило потрясающим фоном для модных вечеринок. Над входом — скульптура, символизирующая гостеприимство: женщина с факелом, едой и питьем. Ванная комната, расположенная под самой крышей, могла бы использоваться как готовая декорация для голливудских фильмов. Однако все это великолепие начало постепенно приходить в упадок, когда здание перешло к Королевской армии и стало использоваться в качестве базы для учебных войск (1945- 1992 годы).

К великому счастью, Кертолд-хаус был включен в реестр «Английского наследия», и теперь за его будущее можно не беспокоиться. Хотя здание считается ярчайшим образцом «ар деко», при ближайшем рассмотрении обнаруживается невероятное смешение стилей и таинственных символов в его оформлении. Здесь вы увидите ионическую колоннаду и тюдоровские средники и фронтоны, башни под покатыми средневековыми крышами и стальные окна от Криттала. Северный фасад являет собой вольную имитацию южного фасада Хэмптон-Корта — творения великого Рена. Наглядевшись на это, вы уже не удивитесь площадке для тенниса в неоклассическом стиле. На крыше установлены стилизованные шахматные фигуры, по слухам, изображающие бывших владельцев этого места. Среди них короли, королевы, епископы, рыцарь, кромвелевский полковник (ладья) и фермер (пешка). В архитектуре садов сказывается влияние китайской, японской и итальянской культуры. Интерьеры заставляют вспомнить Кью, Венецию, Стокгольм и — с учетом всех этих эстетических и культурных ключей — «Путешествие Алисы в Зазеркалье».

Последнее жилище Зигмунда Фрейда (1856-1939) располагается в Хэмпстеде по адресу Мэрсфилд-Гарденс, 20. Однако в этом доме Фрейд провел неотлучно только последний мучительный год своей жизни, когда он умирал от рака челюсти. В доме реконструированы кабинет ученого, а также приемная комната с традиционной кушеткой и роскошными восточными коврами. Мебель, вывезенная из Австрии, отличается большим разнообразием: тут и великолепные столы, и сундуки в стиле «бидермейер», и аляповато раскрашенные предметы крестьянского быта. Обширная коллекция классических древностей, включающая почти две тысячи наименований, свидетельствует о чрезвычайном разнообразии интересов и рабочих тем Фрейда. Похоже, что большая часть его теорий родилась в результате осмысления сюжетов из классической мифологии. Дочь ученого Анна (1895-1982), прославившаяся передовыми исследованиями в области детской психологии, продолжала жить в этом доме до самой смерти. В соответствии, с ее завещанием дом впоследствии превратился в музей и исследовательский центр, развивающий идеи доктора Фрейда.

Венгерский архитектор Эрно Голдфингер (1902-1987), подобно Фрейду, бежал в Лондон от преследований нацистов. Больше всего он прославился благодаря своему другу, писателю Иэну (Яну) Флемингу. Тот позаимствовал фамилию Голдфингера для героя своего романа — безжалостного криминального авторитета. Хотя, если верить недоброжелательной критике, наиболее известное творение архитектора — Треллик-Тауэр в северном Кенсингтоне — явление не менее суровое и одиозное. Безжалостно оплеванная в желтой прессе, выведенная под видом архитектурного монстра по меньшей мере в десятке романов, эта башня — на зависть всем врагам — оказалась реабилитированной, когда получила статус исторического памятника второй категории.

Дом Голдфингера на Уиллоу-роуд в Хэмпстеде, который архитектор построил для себя в 1940 году и избрал своей обителью до конца жизни, украшен работами его друзей — Генри Мура, Макса Эрнста и Бриджет Райли. Благодаря любезности Национального фонда он открыт для посетителей. Здание, которое Голдфингер построил на Бернерс-стрит (дом номер 50) в Мэрилебоне для дизайнерской фирмы «Обои Сандерсон» ныне преобразовано в ультрамодернистский отель «Сандерсон».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *