Вестминстерское аббатство

Г. К. Честертон пренебрежительно называл аббатство «чуланом, в котором собраны наиболее крупные и наименее удачные скульптуры XVIII столетия». В то же время Иэн Нэйрн восхвалял его как беспрецедентный случай «безликого здания со множеством личностей». Несмотря на то что вестминстерское монашество сгинуло в страшном 1540 году, когда королевским указом были закрыты все монастыри, аббатство умудрилось сохранить большую часть скульптур и прочих художественных сокровищ. В ходе Реформации оно неизбежно лишилось доходов от посещения пилигримов и оплаченных заказов на заупокойные службы. Чтобы компенсировать убытки, аббатство прибегло к практике захоронения в соборе тех, кто мог оплатить удовольствие лежать в обществе английских королей. Именно этим и объясняется обилие великолепных памяников в приделах бывшей часовни.
То, что, строго говоря, именуется Соборной церковью Св. Петра, на самом деле является одной из двенадцати королевских пекулярий, чей настоятель подчинялся не епископу, а непосредственно королю. Надо заметить, что восемь из таких объектов находилось на территории Лондона. В настоящее время Вестминстерское аббатство не только служит коронационной церковью британских монархов, но и выполняет функции «приходской церкви Содружества», регулярно проводящей экуменические службы — с целью объединения всех ветвей христианства, равно как и всех нехристианских религий. Согласно традиции, церковь на островке Торни в болотистой дельте реки Тайберн заложил в начале VII века король Эссекса Саберт. Позже, уже в X веке, святой Дунстан учредил здесь бенедектинский монастырь. Король Эдуард, известный как Исповедник, положил немало сил на то, чтобы отстроить новую главную церковь аббатства — массивное здание в романском стиле. Образцом для нее послужила Жумьежская церковь в Нормандии. Его преемник Гарольд II, сын Годвина, ввел традицию, согласно которой английские монархи короновались именно в Вестминстерской церкви. Пришедший к власти Вильгельм Завоеватель закрепил это правило, проведя в Вестминстере церемонию собственной коронации на Рождество 1066 года. Со временем старая церковь — главное дело жизни Эдуарда — была разрушена. Вместо нее Генрих III, ревностный поклонник Исповедника, в 1245-1269 годах выстроил новое здание. Он собственноручно помогал перенести останки своего кумира на новое место упокоения — в придел за главным алтарем.

Теперь Эдуард Исповедник лежит в окружении целого сонма «королевских сотоварищей по смерти». Среди них многие английские монархи и их иностранные супруги. Гробница Эдуарда I по прозвищу Шотландский Молот имеет сдвигающуюся крышку — чтобы его воины могли в любой момент достать кости своего предводителя и отправиться с ними в завоевательный поход на север. Усыпальницу его возлюбленной супруги, Элеаноры Кастильской, до сих пор защищает огромный металлический щит времен Средневековья. Сердце Элеаноры было похоронено в несуществующем ныне монастыре Блэк-фрайерс. Память же о ней увековечена в цепочке искусно сделанных «крестов Элеаноры», которые убитый горем супруг приказал возвести по маршруту следования похоронного кортежа — от Линкольншира, где умерла королева, до места ее упокоения. Изваяние Эдуарда III, основателя ордена Подвязки, невольно приковывает к себе взгляд — мы видим изможденное лицо несчастного человека, до конца жизни переживавшего жестокий удар судьбы. Ричард II и Анна Богемская некогда лежали, держась за руки, но в эпоху республики некие вандалы повредили памятник, нарушив их посмертную близость.

Тело Генриха V, победителя при Азенкуре, расположено перпендикулярно останкам его жены — Екатерины Валуа. При входе в придел стоит старое, потрепанное, но еще крепкое Коронационное кресло, в котором короновались все английские монархи начиная с Эдуарда II (1308).
Возведенная Генрихом III главная церковь аббатства, «самая французская из всех английских готических церквей», по остроумному замечанию Николаса Певзнера, включает в себя клирос, трансепты и Чаптер-хаус, несколько галерей и неф с нишей. В месте соединения клироса и трансептов образуется достаточно большое свободное пространство для проведения ритуала коронации. Западная оконечность нефа была достроена значительно позже, уже в правление Ричарда II. Но руководивший строительством Генри Иевел столь точно следовал канонам своего предшественника Анри из Рейнса (Генриха из Реймса), что полностью сохранил архитектурный стиль первоначальной постройки. Великолепная часовня Генриха VII относится к более поздним дополнениям — как и впечатляющие западные башни, возведенные Реном и Хоксмуром в XVIII столетии. Именно эти башни, удачно сочетающие готический стиль с классическими элементами, придают ансамблю его нынешний незабываемый облик. В XIX веке были проведены обширные реставрационные работы под руководством сэра Джорджа Гилберта Скотта, позволившие восстановить настенную живопись Чаптер-хауса.

Интерьер украсили позолоченный экран работы Блора, имитирующий средневековый стиль, запрестольная перегородка, выполненная Джорджем Гилбертом Скоттом, викторианские витражи и потрясающие хрустальные паникадила, в 1965 году подаренные семейством Гиннес к 900-летней годовщине Вестминстерского аббатства.
Часовня Генриха VII, изначально предназначавшаяся для захоронения останков святого Генриха VI, стала местом упокоения самого Генриха VII, основателя династии Тюдоров. Король лежит под великолепным надгробным памятником работы Пьетро Торриджани — человека, который одним ударом умудрился сломать нос великому Микеланджело. Неподалеку от последнего приюта Генриха VII находятся гробницы Эдуарда VI, Якова I и Георга II, последнего из похороненных здесь английских монархов. Очевидно, Георг II, которого большинство современников почитало грубым и невежественным солдафоном, имел в душе деликатные струнки. Иначе трудно объяснить его предсмертное завещание: Георг II потребовал, чтобы со временем боковину его гроба выломали и дали его праху перемешаться с прахом супруги — белокурой, пышногрудой умницы и красавицы Каролины Бранденбург-Ансбахской. (Лучшим памятником этой женщине служат Кенсингтонские сады.)

Напольной мраморной плитой отмечено место, где ненадолго погребли Кромвеля. Три года спустя его тело выкопали, обезглавили, а голову выставили на всеобщее поношение. Неподалеку мирно покоятся останки командующих Королевскими ВВС — Тренчарда и Даудинга. Над ними располагается мемориальный витраж с подсветкой — он посвящается доблестным эскадрильям, принимавшим участие в «Битве за Британию». Начиная с 1725 года, часовня Генриха VII служила церемониальным центром для возрожденного ордена Бани. В боковых приделах покоятся прах Елизаветы I, Марии Тюдор, Марии Шотландской, Карла II, царственных супругов Вильгельма и Марии, а также наследовавшей им Анны.
Уголок поэтов является, пожалуй, самым популярным местом этого «коллективного кладбища» в Вестминстерском аббатстве — так сказать, своеобразной витриной национального достояния. Здесь погребены Драйден, Джонсон, Шеридан, Браунинг и Теннисон. Рядом с ними лежит Диккенс (вопреки воле самого писателя, который просил похоронить его в Рочестере). Здесь же установлены памятники Шекспиру, «военным поэтам», У. X. Одену и прочим литераторам, которые похоронены в других местах. В их числе с некоторым запозданием появились мемориалы великих нонконформистов, не признанных своими современниками, — Уильяма Блейка и Оскара Уайльда. Неподалеку стоят памятники современным кумирам — Ноэлю Кауарду и Ричарду Димблби, чей дикторский текст с церемонии коронации Елизаветы II в 1953 году стал важной вехой в истории радиовещания.
Северный трансепт принадлежит политическим деятелям прошлого: здесь похоронены Питт Старший, Пиль, Пальмерстон, Гладстон и Дизраэли. В ближайшем проходе под сенью церковного органа лежат останки великих органистов аббатства — Орландо Гиббонса и Генри Перселла. Рядом с ними покоятся более поздние знаменитости — Эдуард Элгар и Бенджамин Бриттен. В нефе захоронен весь цвет научных и медицинских светил: англичане сэр Исаак Ньютон, Чарльз Дарвин и Джозеф Листер; шотландский физик Уильям Томсон Кельвин; немецкий астроном сэр Уильям Гершель, открыватель Урана; новозеландец Эрнст Резерфорд, пионер атомной теории, и австралиец Говард Уолтер Флори, испытатель пенициллина. Позади них лежат известный часовщик Томас Томпион, миссионер-исследователь Дэвид Ливингстон, Томас Кокрейн, прообраз капитана Хорнблоуэра из романов С. С. Форестера, пионер железной дороги Роберт Стефенсон и Чарльз Бэрри, архитектор здания парламента.
В центральной части нефа располагается могила Неизвестного солдата — безымянный воин лежит в гробу из английского дуба под плитой из бельгийского мрамора в обрамлении маковых лепестков. Это единственное место в аббатстве, куда не ступает нога ни одного посетителя. Поблизости находятся памятники Черчиллю, американскому финансисту-филантропу Джорджу Пибоди и Роберту Баден-Пауэллу, основателю бойскаутского движения. Здесь же похоронены лорд Льюис Маунтбеттен и Франклин Д. Рузвельт.

Над главным западным порталом помещено скульптурное изображение Питта Младшего — надменным жестом он словно бы отводит взор зрителей от Уголка радикалов, где стоят памятники Фоксу, Ллойду Джорджу и Эттли. Снаружи, в крытых аркадах, похоронены известная писательница и драматург эпохи Реставрации Афра Бен, в тяжелые времена не гнушавшаяся шпионской деятельностью, а также «отец фортепианной музыки» Муцио Клементи. Другие памятники принадлежат Эдмунду Галлею, открывателю известной кометы, и знаменитым мореплавателям Дрейку, Куку и Чичестеру. По галереям можно попасть в светящийся Чаптер-хаус (с его великолепно сохранившимся со времен Средневековья полом из керамической плитки) и в музей восковых фигур, некогда использовавшихся на королевских похоронах. Позади, за очаровательным внутренним двориком, в центре которого бьет фонтан, находится старейший лондонский сад. Он существует уже не меньше тысячи лет, и до сих пор его окружает стена, камни которой хранят прикосновение самого Чосера.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *