Ноттинг-Хилл

Название Ноттинг-Хилл является синонимом крупнейшего европейского празднества. Это — ежегодный карнавал, который в последние выходные августа привлекает миллион беззаботных гуляк на узкие викторианские улочки и площади Ноттинг-Хилла. За более чем пятьдесят лет своего существования карнавал перерос изначальные карибские корни и превратился в мультиэтнический, многогранный фестиваль геев и лесбиянок — этакий разудалый праздник современной контркультуры.

В оставшееся время года Ноттинг-Хилл довольствуется ролью респектабельного столичного района, оплота роскоши и таланта. В отличие от других жилых кварталов Лондона, Ноттинг-Хилл имеет собственный путеводитель для местных жителей, в котором фигурируют свыше сотни заведений, где можно перекусить и опрокинуть стаканчик; шестьдесят магазинов модной одежды; семнадцать галерей; восемь парикмахерских салонов; шесть ювелирных лавок, а также бесчисленное количество специализированных книжных магазинчиков для гастрономов, садоводов, путешественников и проч., и проч.

Район ведет свою историю от некогда существовавшей здесь дорожной заставы и ранее носил название Кенсинг-тонского гравийного карьера. До 1820-х годов это была обычная сельская местность, затем ненадолго здесь разместился ипподром с беговой дорожкой, и наконец привольно раскинулась Лэдброкская застройка с ее нарядными оштукатуренными особнячками и элегантными садами, утверждающими новые каноны пригородной моды. В период 1820- 1835 годов в этом районе, который в документах именовался северным Кенсингтоном, возвели свыше 13 тыс. домов. Район, который показался недостаточно удобным бизнесменам из Сити, быстро заселила целая армия адвокатов, отставных военных, вдов с пожизненным годовым содержанием и редкие люди искусства. Весьма симпатичный район, давший жизнь британской нянюшке и приютивший типичную английскую семью, которую Дж. М. Барри вывел в своей сказке «Питер Пэн» под именем Дарлингсов. Нот-тингхиллская Высшая школа для девочек стала одним из первых образовательных центров для женщин. В районе ощущалось сильное влияние католичества. Судите сами: на сравнительно небольшой площади разместились шесть монастырей и две церкви с церковной общиной. Изначально здесь проживали преимущественно ирландцы, но со временем благодаря испанской школе и португальским магазинчикам кондитерских изделий местный колорит приобрел явственный иберийский оттенок.

Если бы меня спросили, когда начался упадок Ноттинг-Хилла, то я бы отнес этот момент к периоду между двумя мировыми войнами. Именно тогда пресловутые викторианские особняки начали превращаться в многоквартирные дома и средней руки пансионы, безвозвратно изменив лицо района. Когда известный карикатурист Осберт Ланкастер вернулся в 1940-х годах в места, где прошло его детство, он обнаружил, что «эдвардианский акрополь» превратился в заброшенную свалку разрушающихся зданий — грязные оборванные занавески за расколотыми стеклами, осыпающаяся штукатурка и гниющее дерево. Вчерашний респектабельный район стал пристанищем для беженцев, последним приютом для карибских иммигрантов, отчаявшихся устроиться в других районах Лондона. Хозяин этих трущоб, местный домовладелец Питер Рахман разработал весьма эффективную схему эксплуатации и запугивания квартирантов — схему, которая превратила его самого в миллионера, а его имя сделала синонимом невзгод и страданий. Подобные бессовестные притеснения привели в конце концов к межрасовым столкновениям, вылившимся в уличные бои на улицах Ноттинг-Хилла (которые по недоразумению окрестили «мятежом 1958 года») и дальнейшие подстрекательства со стороны неофашистов.

Изменения к лучшему наметились в 1960-х годах, когда торговля антиквариатом на Портобелло-роуд оформилась в виде регулярного воскресного рынка, привлекающего толпы горожан и гостей столицы. В 1968 году Лэдброк получил статус заповедной зоны, а в 1970-х сюда переехали Дэвид Хокни и Джон Клиз — появление звезд всегда служит обнадеживающим знаком. Вышедший на экраны в 1999 году фильм «Ноттинг-Хилл» с участием Джулии Роберте и Хью Гранта канонизировал уже сложившийся миф о неком внеклассовом блеске, присущем данному району. На самом деле типичный обитатель Ноттинг-Хилла представляет собой современного интеллигента — выпускника какого-нибудь престижного университета, который проживает в удобной квартире, следит за своим здоровьем, почитывает «Гардиан» и имеет зарплату, по меньшей мере вдвое превышающую среднюю по стране. Сегодняшний ноттингхиллец не обязательно очарователен, но уж точно талантлив и удачлив.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *