Мэйфер

Шикарный Мэйфер, вотчина привилегированной плутократии, представляет собой, по сути, позолоченный прямоугольник, ограниченный Оксфорд-стрит, Пикадилли и Парк-лейн. Его правильная «решетка», поделенная примерно пополам Бонд-стрит, прорезается по диагонали невидимой ныне рекой Тайберн. Название Маунт-стрит напоминает нам о временах гражданской войны, когда здесь размещался артиллерийский форт.

Ресторан «Тидди Долз» назван в честь жившего в XVII веке торговца имбирными пряниками, который одевался и вел себя как разорившийся аристократ. А район Шеперд-маркет, который у большинства лондонцев ассоциируется с элегантными кафе и не менее элегантными девочками по вызову, носит имя Эдуарда Шеперда — создателя великолепного поместья Крю-хаус (последнего из дошедших до нас дворцов раннегеоргианской эпохи). Сегодня в этом здании располагается посольство Саудовской Аравии. Название парадной площади Гровнор-сквер служит лишним напоминанием (я бы даже сказал, убедительным доказательством) той важной роли, которую семейство Гровнор сыграло в процессе формирования облика этой части Лондона. Их потомок, герцог Вестминстер, по-прежнему является крупнейшим здешним землевладельцем.

Сегодняшний Мэйфер представляет собой район, где сосредоточено множество посольств и пятизвездочных отелей, где проживают знаменитые кутюрье, парфюмеры и меховщики. Британский кинематограф немало способствовал созданию устойчивого образа Мэйфера — это символ всего того, что принято называть светским шиком. Недаром ведь здесь располагались резиденции таких законодателей мод, как Ноэль Кауард и Сесил Битон. И они не одиноки: среди обитателей Мэйфера числились лорд Луис Маунтбеттен, Пол Робсон, Сомерсет Моэм и Гордон Селфридж, а в числе их предшественников можно назвать Шеридана, «Красавчика» Браммела, Талейрана и даже Вильгельма IV, который проживал здесь на частной квартире со своей возлюбленной, актрисой миссис Джордан. Елизавета II родилась в Мэйфере, а целая толпа знаменитостей — Шелли, Дизраэли, Джордж Элиот, Асквит и Джон Бью-кен — сочетались браком в расположенной на Ганновер-сквер церкви Св. Георгия. Известная писательница Нэнси Митфорд работала в книжном магазине «Хейвуд-Хилл» на Керзон-стрит. А прах великосветской львицы Эмеральд Кьюнард по ее завещанию был развеян над Гровнор-сквер. Любимый герой Дороти Л. Сэйерс — детектив-любитель лорд Питер Уимси, представлявший полную противоположность реальному человеку, грубому и невоспитанному мужу писательницы, — проживал на Пикадилли, в доме номер 221 (что, очевидно, является данью популярной серии романов о Шерлоке Холмсе).

Шик, как известно, — внешнее проявление стиля. Дизайнерский дом «Коулфакс и Фаулер», в недрах которого родился всемирно известный стиль английского загородного дома, располагается буквально в двух шагах от того места, где популярный дизайнер Уильям Моррис начинал свое дело. Именно в Мэйфер приезжают за покупками люди со вкусом. К их услугам антикварные книги из «Мэггс», изящная керамика от «Томаса Гуда» и эксклюзивные модели спортивного оружия «Парди». При желании можно уложить волосы в парикмахерском салоне Ника Кларка или в «Трамперс», а также пообедать в «Дорчестере» или «Коннахте».

Ганновер-сквер некогда облюбовали для жительства руководители консервативной партии, которые в 1715 году подавили восстание Старшего Претендента — Якова II. Позже эта площадь прославилась своими музыкальными салонами, в которых участвовали Ференц Лист и Рихард Вагнер. На Беркли-сквер в разное время проживали премьер-министр Великобритании Джордж Каннинг и знаменитый генерал Роберт Клайв (дом номер 44 был специально спроектирован для него Уильямом Кентом, в этом же доме в 1774 году генерал Клайв покончил с жизнью). Площадь по периметру застроена очаровательными «террасными домами», столь характерными для XVIII века. Некоторые из них сейчас используются как предприятия игорного бизнеса, здесь же располагается популярный ночной клуб «Аннабель».

Мэйфер недаром называют «маленькой Америкой» — многое в этом районе связано с историей заокеанской державы. Так, большая круглая зала в Лансдаун-хаусе стала тем местом, где Великобритания официально признала независимость американских колоний. А на соседней улице проживал генерал Бергойн, который прославился поражением при Саратоге. На Гровнор-сквер, в тени здания американского посольства, возведенного по проекту Ээро Сааринена, прячутся памятники Эйзенхауэру, Франклину Рузвельту и американской эскадрилье Второй мировой войны «Иглз». Здесь же находится монумент, посвященный памяти жертв теракта 11 сентября. А в доме номер 9 размещалось первое американское посольство, в 1785-1788 годах здесь жила президентская чета — Джон и Абигейл Адамсы. На Бонд-стрит стоит трогательный памятник: на бронзовой скамье разместились рядком два великих мужа — Франклин Делано Рузвельт и Уинстон Черчилль.

Среди незаслуженно игнорируемых жемчужин Мэйфера можно назвать радующую глаз своей незапятнанной чистотой линий Гровнорскую часовню (1730) — в ее стенах молились Флоренс Найтингейл и президент Эйзенхауэр; и резко контрастирующую с ней иезуитскую церковь Непорочного Зачатия. В отличие от строгой неоклассической часовни, это творение Огастеса Пьюджина поражает готической вычурностью, а ее алтарь является подлинным шедевром творческой экспрессии. Сады между часовней и церковью во времена «холодной войны» активно использовались шпионами с обеих сторон — благо, импровизированных почтовых ящиков здесь было хоть отбавляй. Сейчас в саду установлены ряды скамеек, посвященные американцам, которые сохранили в целости и неприкосновенности этот оазис мира и спокойствия.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *