Королевские ботанические сады в Кью

Известно любопытное утверждение: Британская империя образовалась в результате колоссального ботанического заговора, когда наши предки-садоводы брали полезные растения из одной точки земного шара и в целости и сохранности (так сказать, in extenso) переносили в другую. Именно так зародились производство каучука в Малайе, чайная индустрия Ассама, кофейные плантации Кении и Ямайки и т. д.

И вся эта многогранная деятельность была завязана на Кью, где теория и практика ботанической науки, слившись воедино, образовали то, что марксисты называли praxis (с древнегреческого — «практика, дело»). Причем дело это оказалось на редкость плодотворным как в прямом, так и в переносном смысле.

Сады Кью обязаны своим существованием Августе, вдовствующей принцессе Уэльской: таким образом эта женщина излила свою скорбь по безвременно почившему супругу (Фредерик, принц Уэльский, погиб в результате несчастного случая во время игры в крикет). Идею подал лорд Бьют, шотландский наставник ее сына, и с 1759 года Августа самоотверженно трудилась, продолжая дело Каролины Бранденбург-Ансбахской. Неофициальным руководителем всего проекта являлся президент Королевской академии сэр Уильям Бэнкс. Ланселот Браун по прозвищу Возможности тоже не упустил случая провести «улучшения». Их усилиями сады Кью превратились в то, что сегодня мы назвали бы научно-исследовательским институтом: здесь проводилась колоссальная и весьма прогрессивная для своего времени работа по сбору, классификации и хранению различных сортов растений со всего мира.

Тем временем придворный королевский архитектор сэр Уильям Чамберс тоже трудился не покладая рук. К немалой досаде старожила этих мест Хораса Уолпола, он загромоздил весь участок своими творениями в псевдоклассическом стиле: на территории садов выросли храмы, мосты, беседки и живописные развалины. Из того, что уцелело до наших дней, наибольшее впечатление производят здание оранжереи и десятиэтажная китайская пагода.

Среди прочих достопримечательностей Кью следует назвать беседку, в которой королева Шарлотта устраивала летние чаепития; огромные теплицы, сконструированные Децимусом Бертоном; высоченный флагшток (225 футов), выточенный из единого ствола сосны Дугласа; японские ворота с Всемирной выставки 1910 года и удивительные изображения 848 различных растений, подаренные садам их создательницей, художницей Марианной Норт.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *