Английский футбол

Словечко «соккер», которым в Англии называют футбол, происходит из школьного сленга и связано с понятием «Association football», то есть тот футбол, который, в отличие от регби, подчиняется правилам Национальной футбольной ассоциации Великобритании. Так случилось, что на заре футбольной эры различные школы и клубы выработали собственные региональные правила игры. В результате лондонский футбол был абсолютно непохож на тот, в который играли в северных графствах.

С развитием железнодорожного сообщения стало возможным устраивать встречи между командами из различных районов, и тут же возникла настоятельная необходимость унифицировать правила игры. Без этого невозможно было покончить с «неджентльменскими» спорами между игроками и рефери, равно как и с голословными обвинениями в нечестной игре. Сказано — сделано. В октябре 1863 года в таверне «Вольные каменщики» на Грейт-Куинс состоялась встреча ведущих лондонских клубов: «Барнс», «Блэкхит Скул» и «Блэкхит Крусейдерс», «Кристал Пэлас», «Форест» (из Лейтонстона), «Кенсингтон Скул», «Ноу Нэймс» (из Килберна), «Персевал-хаус» (опять же из Блэкхита), «Сурбитан» и «Уор-Офис». Результатом стало образование уже упомянутой Футбольной ассоциации и выработка единого кодекса футбольных правил, изложенного Д. Фрингом в брошюре «Описание игры в футбол».

Футбол в викторианскую эпоху не слишком сильно отличался от той игры в мяч с использованием рук, которая позже выделилась в отдельный вид спорта под названием регби. Касаться мяча руками или нет? Это был ключевой вопрос, и попытка решить его полюбовно привела к тому, что один из блэкхитских клубов отказался подчиниться мнению большинства и в знак протеста покинул встречу.

Имелись и другие расхождения во взглядах. Так, например, по мнению оппозиции, запретить намеренно наносить удары по голени противника означало искоренить сам дух игры. Так или иначе, но футбол как состязательный вид спорта продолжал жить и развиваться. Во главе его стояло несколько десятков клубов частных привилегированных школ, армии и государственных гражданских учреждений.

Так продолжалось до 1888 года, когда двенадцать ведущих клубов — все они принадлежали крупным промышленным городам северных и центральных графств — сформировали Футбольную лигу для организации регулярных соревнований между клубными командами.

С течением времени футбол становился все более профессиональным видом спорта — в том смысле, что он превращался в оплачиваемую на законных основаниях работу. Однако данный процесс зависел от наличия (или отсутствия) заинтересованной аудитории — то есть людей, которые были способны и готовы платить за еженедельное удовольствие лицезреть футбольные матчи. А это, в свою очередь, требовало принятия в общенациональном масштабе пятидневной (или пяти с половиной дневной) рабочей недели.

Следует отметить, что в тот период времени цены на продукты питания повсеместно снижались, и в особенности это касалось импортируемых из-за границы зерна, мяса и масла. Объяснялось это, во-первых, достигнутым в 1870-х годах повышением эффективности транспортных перевозок и, во-вторых, освоенным в 1880-х годах процессом замораживания продуктов. Таким образом, доходы рабочего класса, даже после уплаты налогов, росли, что само по себе было приятно. И еще более приятным это оказалось для развивающегося футбола, поскольку увеличивало зрительскую аудиторию для спортивных мероприятий. С другой стороны, в стране наблюдался настоящий строительный бум: повсюду в большом количестве возникали новые мюзик-холлы, пабы и фирменные магазины, торгующие продуктами, одеждой и товарами домашнего обихода. Итак, налицо был общенациональный подъем. В сочетании с введением обязательного начального образования это привело к ощутимому росту тиражей спортивной периодики — к началу 1880-х годов такие лондонские издания, как «Спортсмен», «Спортивная жизнь» и «Спортивная хроника», достигли ежедневных тиражей в 300 тыс. экземпляров.

В Лондоне развитие профессионального футбола происходило менее активно, чем в северных и центральных графствах страны. Там футбольные клубы формировались на базе церковных или производственных команд. Так, «Фулхэм Сент-Эндрюс» возник в 1879 году как команда воскресной школы при церкви Св. Андрея. «Тоттенхэм Хотс-пер» был образован в 1882 году при крикетном клубе «Хотс-пер» (домашний стадион «Нортумберленд Парк»), чьи игроки искали способ поддерживать форму во время зимнего межсезонья. Большую помощь юношеской команде оказал хозяин местной пивоварни: он разрешил футболистам тренироваться на пустыре, который находился на задворках принадлежавшего ему паба «Уайт Харт». «Брентфорд» стал «побочным продуктом» местного гребного клуба. «Миллуолл» возник в 1885 году на Собачьем острове как рабочая команда фирмы «Мортон и К0», специализировавшейся на производстве джема и консервированных продуктов. «Куинс Парк Рейнджере» образовался в 1886 году в результате слияния двух молодежных церковных клубов — «Сент-Джуд» и «Крайстчерч Рейнджере», а романтическое название команды объясняется весьма просто: большая часть игроков новой команды проживала в районе Куинопарка.

В том же самом году возник и знаменитый клуб «Арсенал» — на базе одноименного оружейного комплекса в Вулидже. В 1913 году клуб сменил прописку: из южного Лондона переехал на стадион «Хайбери», расположенный в северной части города. Активное участие в формировании клуба «Вест Хэм Юнайтед» принял бывший выпускник Оксфорда А. Ф. Хиллс, которому принадлежала гигантская судостроительная компания в Блэкуолле. Первоначально клуб назывался так же, как и компания — «Темз Айронворкс», и лишь в 1900 году получил нынешнее имя.

«Челси» — единственный клуб в Лондоне, образованный, что называется, под готовый стадион. Дело в том, что местный бизнесмен Генри А. Мире приобрел у Лондонского атлетического клуба арену «Стэмфорд Бридж» и, будучи страстным поклонником футбола, хотел во что бы то ни стало «прописать» на стадионе любимый вид спорта. Вначале Мире обратился с предложением к старейшему лондонскому клубу — «Фулхэму» — и лишь после его отказа пришел к идее создать собственный футбольный клуб, каковым и стал «Челси». Тем временем любительская традиция в английском футболе значительно укрепилась благодаря учреждению в 1902 году Кубка Артура Данна и формированию системы клубов «старых однокашников», объединяющих в основном выпускников загородных частных средних школ.

В Лондоне, как и в любом другом месте, толпы болельщиков на матчах профессионалов состояли в основном из мужчин, причем мужчин, принадлежащих к определенной категории: во-первых, работающих, а во-вторых, обладающих определенной квалификацией. Это и понятно: безработные или же малоквалифицированные рабочие с их зарплатой едва ли могли себе позволить входной билет. Представители среднего класса не изъявляли желания посещать любительские матчи или же выступления регбистов. Предпочтения толпы, как правило, формировались по территориальному признаку. Если вы живете в Ист-Энде, то скорее всего будете болеть за «Вест Хэм» или «Лейтон Ориент». В противоположном конце Лондона симпатии болельщиков были на стороне «Челси», «Фулхэма», «Куинс Парк Рейнджере» или «Брентфорда». В то время как одни клубы — вроде «Вест Хэма», объявившего себя «академией футбола» , — планомерно отыскивали и взращивали местные дарования, другие делали ставку на рынок трансферов. Особенно преуспели в этой области шотландские «профессора», славившиеся чутьем и тактической остротой. Тем не менее и они старались не задевать территориального базиса команды, даже если тот порой казался абсолютно вымышленным. Когда неистовые болельщики «Шпор» в 1901 году шумно праздновали победу своих кумиров («Тоттенхэм» выиграла кубок Футбольной ассоциации), мало кто задумывался о том, что в составе команды пятеро шотландцев, два валлийца, один ирландец и трое северян. А столетие спустя фанаты «Челси» уже не могли отрицать того факта, что их любимая команда — коммерчески ориентированная с момента создания — умудрилась пробиться на первые строчки турнирной таблицы, по сути, не имея ни одного коренного британца в составе.

Подобное обостренное чувство футбольной территориальности являлось отражением того патриотизма, то есть приверженности своей улице, району или округу, которое тесно сплачивало членов рабочих команд. Региональные встречи между соперничающими лондонскими командами, например между «Шпорами» и «Арсеналом», всегда привлекали огромные толпы болельщиков как с одной, так и с другой стороны. Не меньшей популярностью пользуются ежегодные (с 1872 года) матчи между Англией и Шотландней, которые всегда сопровождаются мощным, пусть и кратковременным, наплывом болельщиков из-за северной границы. Во время Первой мировой войны государство активно эксплуатировало приверженность молодежи футбольным командам. Тысячи добровольцев явились на призывные пункты, рассчитывая воевать плечом к плечу с любимыми «героями субботнего дня».

Образование Футбольной ассоциации укрепило позиции (придав ему официальный статус) «ножного» футбола, опиравшегося на частные привилегированные школы Лондона — такие как Итон, Хэрроу, Вестминстер и Чартерхаус. В то же время провинциальные учебные заведения вроде Регби и Мальборо отдавали предпочтение футболу с использованием рук. Однако следует отметить, что регби как спорт постепенно утверждался и в столичных кругах. Так, клиника Гая еще в 1843 году сформировала собственную команду регбистов. А «Блэкхит», возникший десятью годами позже стараниями выпускников Блэкхитской подготовительной школы, претендует на звание старейшего открытого клуба регби. Важную роль в развитии регби сыграл Эдвин Эш, основавший в 1861 году «Ричмонд». Он же был инициатором исторической встречи в ресторане на Пэлл-Мэлл: там в 1871 году собрались представители 32 клубов регби. В результате был выработан устав из 59 правил и сформирован Союз футбола регби (СФР). В 1895 году остро встал вопрос о допустимости оплаты участия в матчах (то есть, по сути, вопрос о переводе регби на профессиональные рельсы). Эта тема была весьма важна для игроков, принадлежавших к рабочему классу, каковых насчитывалось немало в промышленных городах центральных и северных графств. В то же время регбисты с юга (в том числе из Лондона) жестко настаивали на любительском принципе. Такое противостояние привело к расколу и образованию в 1901 году Северной регбийной лиги как союза профессиональных игроков. В 1907 году Билли Уильяме по поручению подкомитета по финансовым вопросам СФР приобрел земельный участок в десять акров на окраине Туикнема для постройки постоянного стадиона. Поскольку ранее на этом месте располагался огород, то участок получил насмешливое название «Билли Уильяме Кэббидж Пэтч» (то есть «Капустные грядки Билли Уильямса»). За два года здесь был построен стадион для проведения международных матчей по регби. Одновременно он стал домашним стадионом для клуба с не менее забавным названием «Арлекины».

Category: Спорт

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *