Университет для Лондона

В Лондоне вплоть до 1820-х годов не существовало высшего учебного заведения для подготовки дипломированных специалистов в области гуманитарных наук и распространения фундаментальных знаний через проведение систематических исследований. Оксфорд и Кембридж оказались несостоятельны в этом отношении. Во всяком случае, они никак не участвовали в воспитании столпов науки XIX столетия.

Иеремия (Джеремия) Бентам, правда, поступил в Оксфордский университет в возрасте двенадцати лет, но уже в пятнадцать покинул его стены. Точно также Дарвин бежал из Кембриджа. Рескин сделал попытку учиться в Оксфорде, но тамошние профессора посчитали его чуть ли не идиотом и вынуждены были изобрести «специальную» степень для необычного выпускника. Прочие научные светила оказались примерно в таком же положении. Они ничего, в сущности, не получили от прославленных английских университетов, а своими достижениями обязаны, скорее, лондонской торговле и банкам. Джон Стюарт Милль был выдающимся во всех отношениях человеком.

В три месяца, еще не научившись как следует сидеть, он уже разговаривал. А в шесть лет свободно переводил с латыни на греческий и обратно. Образованием одаренного мальчика занимался его отец, влиятельный чиновник Ост-Индской компании. Давид Рикардо тоже был самоучкой. Сначала он изрядно потрудился в Сити и лишь потом, заработав состояние, смог посвятить себя главному делу своей жизни — разработке основ классической политэкономии. Аналогично Джордж Грот всю жизнь занимался банковским делом и лишь удалившись на пенсию приступил к созданию своего многотомного труда — истории Древней Греции.

Джордж Эллиот не смогла получить университетского образования просто потому, что была женщиной. Герберт Спенсер, хоть и по другим причинам, но тоже вынужден был заниматься самообразованием. Дж. Р. Грей, безусловно, принадлежал к оксфордской плеяде, но исключительное влияние на его литературную судьбу оказал скромный священник из Ист-Энда: именно он помог Грею сформировать тот совершенный стиль, который обеспечил безусловный успех его «Краткой истории английского народа». Дж. А. Фрауд стал жертвой грязных интриг оксфордских политиканов. Он вынужден был оставить преподавательскую деятельность и зарабатывать на жизнь журналистикой в то время, пока перерывал архивы в поисках материалов для своей книги по истории Британской империи.

Да что там говорить, большая часть английской интеллектуальной элиты жила (и творила) за счет сотрудничества с лондонской прессой — такими периодическими изданиями, как «Атенеум», «Девятнадцатый век» и «Ежеквартальное обозрение». Маколей умер, перечитывая статью, которую написал Теккерей для первого выпуска «Корнхилл мэгэзин».

Возникновение Лондонского университета было подготовлено практикой существования «свободных», то есть независимых от церкви, университетов в Германии. По инициативе известного философа Джеремии Бентама и вышеупомянутого Джеймса С. Милля в 1826 году в Лондоне был основан Университетский колледж. Здешние студенты, в отличие от Оксфорда и Кембриджа, не должны были проходить «религиозный тест» или же как-то удостоверять свое проживание в столице. Англиканский истеблишмент, возмущенный появлением «нечестивого сообщества на Гауэр-стрит», немедленно отреагировал учреждением Королевского колледжа на Стрэнде. Между обоими заведениями завязалась непримиримая борьба за пальму первенства в сфере образования.

В 1836 году городские власти решили погасить затянувшийся конфликт и вынесли соломоново решение: было объявлено, что ни то, ни другое учебное заведение не имеет права именоваться Лондонским университетом. А для надзора за работой нескольких десятков школ, колледжей и институтов, возникших за последнее десятилетие, был сформирован специальный административный совет. Тем временем Университетский колледж Лондона (УКЛ) развивался и обрастал дополнительными структурами.

Появилась учебная клиника, Высшая школа изобразительных искусств, Гальтоновская лаборатория национальной евгеники, музей египтологии Флиндерса Петри и музей Еврейского исторического общества. К преподаванию в колледже приглашались самые выдающиеся ученые того времени. Так, изобретатель телефона Александр Белл читал здесь курс лекций, посвященный проблемам обучения глухих. Лондонская школа экономики и политики (ЛШЭ) была организована благодаря содействию Фабианского общества. Особая заслуга в этом принадлежит супругам Вебб и Джорджу Бернарду Шоу.

Справедливо подозревая, что правящая верхушка вряд ли поддержит их реформаторские намерения, организаторы-фабианцы даже не стремились получить для своего детища Королевскую хартию и ограничились созданием общества с ограниченной ответственностью. В директорат ЛШЭ входил Уильям Беверидж, автор первой в Британии программы национального страхования и один из идеологов послевоенного «государства всеобщего благосостояния». В 1907 году был создан Империал-колледж — Имперский колледж науки, техники и медицины. Он возник в результате слияния Королевского колледжа науки (1845), Королевской горной школы (1851) и Колледжа Сити и гильдий (1884).

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *