Путешествие по Лондону Нед Уорд и Пирс Иган

В 1698 году столичный журнал начал печатать произведение Неда Уорда «Лондонский соглядатай», в котором автор предложил вниманию публики собственный, весьма оригинальный взгляд на столичную жизнь. На страницах этого романа с продолжением мы наблюдаем за похождениями молодого кокни — дерзкого, искушенного и жадного до развлечений. Следует заметить, что, несмотря на выбранную маску, сам Уорд был стопроцентным провинциалом — как по рождению (он появился на свет в графстве Лестершир), так и по воспитанию (в Оксфордшире). Более того, автор умело использовал свое происхождение для создания эффектного литературного образа. По сути, «Лондонский соглядатай» является шизофренической автобиографией, где наивный выходец из отдаленного графства приезжает в столицу и с головой окунается в ее сомнительные радости: вместе с героем мы попадаем в бордель, где посетителей хлещут хлыстом, и присутствуем при вскрытии жертвы преступления. Уорд проповедует вызывающе циничный взгляд на литературную деятельность.

По его словам, «писатель немногим отличается от проститутки — и тот и другая жертвуют репутацией ради удовлетворения жизненных потребностей». В 1712 году Уорд остепенился, забросил свои скандальные публикации и открыл в Лондоне паб. Здесь, за стойкой, он время от времени потчевал своих клиентов воспоминаниями о старых навозных кучах, ночных уборщиках, живодерах, мясниках, псах и свиньях, обитающих в славном местечке Сент-Джеймс, Кларкенуэлл.

Во времена Регентства прямым продолжателем уордовской традиции стал Пирс Иган, создатель прообразов знаменитых Тома и Джерри — праздношатающихся антагонистов из «Лондонской жизни». Если быть точным, то произведение называлось «Лондонская жизнь, или Дневные и ночные похождения Джерри Готорна, эсквайра, и его замечательного друга Тома Коринфянина в сопровождении Боба Лоджика из Оксфорда». Книга вышла в 1821 году с иллюстрациями Джорджа Крукшенка и имела посвящение Георгу IV. Весьма рискованное посвящение, надо заметить, если учесть, что и Иган, и Крукшенк ранее неоднократно пародировали и высмеивали в печати любовные истории короля.

Пирс Иган стал одним из первых спортивных репортеров. Он исколесил всю страну, составляя отчеты о скачках, боксерских поединках и всевозможных атлетических соревнованиях. В те времена спорт был весьма грубым и жестоким, неразрывно связанным с тотализатором и крупными денежными ставками. Очень скоро Иган познакомился с жаргоном, привычками и законами «болельщиков». Это была разномастная публика — состоятельные джентльмены, профессиональные «жучки» и простые работяги, но всех объединяла одна страсть, имя которой «азарт». «Том и Джерри» имели оглушительный успех, породив целую волну подпольных изданий и низкопробных подражаний — в рукописном, печатном и сценическом виде. Театральная версия «Лондонской жизни», поставленная Иганом для театра «Садлерс Уэллс», шла 191 вечер подряд и обеспечивала стопроцентные сборы. И это при том, что спектакль, продержавшийся на сцене хотя бы месяц, считался исключительно удачным! Недавно была сделана научная попытка объяснить феномен подобного успеха.

Оказывается, герои Пирса Игана являлись не настоящими аристократами времен Регентства, а лишь удачливыми простолюдинами, которые в поисках приключений выдавали себя за аристократов. В этом якобы и заключается особая притягательность, которой обладала книга для простых лондонцев. А искрометный стиль и мастерское использование современного сленга обеспечили «Тому и Джерри» признание у самой широкой читательской аудитории, вне зависимости от ее классовой принадлежности. Одиночество и незащищенность жизни в кипящем котле Лондона времен Регентства преподносилось автором в позитивном ключе — как приглашение к самостоятельным открытиям.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *