Мэйхью: попытки классификации

Неудавшаяся карьера Генри Мэйхью служит лучшим доказательством того, сколь необходима предприимчивость в делах и сколь губительно ее отсутствие: при всей фантастической работоспособности этот человек так и не сумел извлечь пользу из своих трудов. Начинал он как репортер в различных периодических изданиях, включая «Панч». Написал несколько книг — весьма грамотных и объективных, посвященных Германии и «исправительным» работам для детей. Кроме того, его перу принадлежит с полдюжины пьес, однако, если верить «Словарю национальных биографий», больше всего Мэйхью известен как «родоначальник филантропической журналистики, впервые серьезно заинтересовавшийся положением бедняков в Лондоне».

Интерес к данной теме проснулся в нем после серии репортажей о вспышке холеры в 1849 году. Он убедил редактора «Морнинг Кроникл» провести ряд исследований в среде лондонской бедноты и лично потратил немало времени, исследуя мир лондонских трущоб и ночлежек. Результатом стало собрание в 100 авторских листов, которое позже вошло в книгу под названием «Пролетарии и беднота Лондона» (издана в 1851 году). Мэйхью поделил всех столичных бедняков на три категории: тех, кто искал способы заработать; тех, кто в силу объективных причин — возраста, болезни или физической неполноценности — не имел возможности трудиться; и тех, кто попросту отказывался работать. Хотя большинство из этих людей обладало очень низкой квалификацией, а то и вовсе было лишено каких-либо трудовых навыков, они умудрялись как-то выживать в экономических условиях большого города. Но как? Этот вопрос чрезвычайно интриговал Генри Мэйхью. Испытывая неодолимую страсть к численному оформлению своих исследований, он дотошно выяснял, какое количество конского навоза ежедневно оседает на улицах Лондона и сколько фунтов использованного чайного листа продают слуги из обеспеченных домов торговцам с целью перепродажи в беднейших районах. Затем его захватила идея изучить и описать лондонских «мусорщиков» — тех, кто целые дни проводит, копаясь в городских отбросах.

Результатом стала развернутая классификация: от элитных «тошеров» которые, презрев ядовитые миазмы и полчища крыс, роются в сточных канавах в надежде обнаружить выброшенную монетку или проржавевшую ложку, до «грязевых жаворонков» — эти рыщут во время отлива по прибрежной полосе и подбирают обрывки веревки или кусочки металла — и «шакшаров», подбирающих собачий кал и сбывающих его дубильщикам из Бермондси.

Стремясь освоить язык своих подопечных, Мэхью собрал огромное количество информации, связанной с языком кокни времен королевы Виктории; благодаря ему мы познакомились с их акцентом, отдельными словечками и идиомами. Читая его сочинения, мы невольно разделяем удивление автора по поводу невежества и ребячливости этих людей. Так, однажды в разговоре со своим респондентом Мэхью с изумлением узнал: оказывается, луна выше, чем собор Св. Павла. Почему? Ну, как же, сэр… Ведь лунными ночами мы видим ее над куполом, а не под ним! А продавец пирогов рассказывал, что посетители лондонских пабов предпочитают разыграть пирожок в орлянку, а не просто купить. Если же им повезет выиграть, то вместо того, чтобы тут же съесть добычу, они крошат его и швыряют в продавца. Нам кажется, что современники недооценивали Генри Мэйхью как социального исследователя. Он, как никто другой, близко подошел к тому, чтобы классифицировать категорию нищеты. Вот его определение — пусть жестокое, но точное:

В категорию… «бедных» я бы включил всех тех людей, чьи доходы явно недостаточны для удовлетворения потребностей — а потребности, по моему мнению, тем отличаются от желаний, что диктуются не душевным беспокойством, а настоящими физическими страданиями.

Он также впервые сформулировал принцип, который последующие исследователи вынуждены были подтвердить и развить, а именно: «правильный образ жизни несовместим с нерегулярными доходами». Например, докеры могут зарабатывать неплохие деньги, когда у них есть работа. Беда в том, что, как правило, они не знают, когда такой случай подвернется. Подобная неопределенность толкает докера к

пьянству и долговой яме. В ходе своих изысканий Мэйхью установил, что причина бедности заключается в эксплуатации, которой подвергаются нищие англичане. Такие выводы повлекли за собой недовольство власть имущих, затем последовали судебные разбирательства и разрыв с «Мор-нинг Кроникл». Тем не менее Мэйхью был одержим проблемой бедных. Он изучал такой порок общества, как проституция, писал книги о лондонских тюрьмах и клубах рабочих. Естественно, подобные занятия не могли принести достатка и благосостояния. Последние годы жизни Мэйхью омрачены хронической неплатежеспособностью и необходимостью скрываться за границей от настойчивых кредиторов.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *