Берни Фанни

Берни Фанни  (1752-1840)  английская писательница,  в своих дневниках запечатлела большой период времени. Она начала вести записи в 1768 году, когда ей было шестнадцать, и закончила в восьмидесятисемилетнем возрасте. Ее дневники ценны вдвойне — и как литературное произведение вполне зрелого автора, и как первые свидетельства, оставленные женщиной из высших кругов.

Фанни Берни родилась в семье известного музыковеда доктора Чарльза Берни. Вся родня была буквально ошарашена, узнав, что анонимно опубликованный роман «Эвелина» принадлежит перу их любимой Фанни, которой в то время едва стукнуло двадцать шесть лет. Книга, представлявшая собой роман в письмах, пользовалась исключительной популярностью.

Сам знаменитый доктор Джонсон очень тепло отзывался об «Эвелине» в разговоре со своим близким другом, доктором Чарльзом Берни, и не подозревал, что автор стоит всего в нескольких шагах от него. Фанни была счастлива — она наслаждалась похвалами маститого ученого и дружбой с самыми выдающимися людьми своего времени: Рейнольдсом, Берком, Шериданом, Гарриком, капитаном Куком и, естественно, дамским кружком «синих чулков».

Воодушевленная Берни сделала попытку повторить собственный успех и написала еще один роман «Цецилия, или Приключения наследницы», который также имел умеренный успех. На свое несчастье, Фанни поддалась на уговоры семьи и согласилась занять пост Второй хранительницы королевской мантии при королеве Шарлотте, занудливой супруге теряющего рассудок короля Георга III.

За этим потянулись годы, заполненные бесконечной скукой и сложными отношениями внутри женского придворного круга, которые пагубно сказались на здоровье и состоянии духа молодой писательницы. Наконец, по истечении пяти лет ей было дозволено оставить надоевшие обязанности. В возрасте сорока одного года Фанни Берни завела знакомства в французских эмигрантских кругах и вышла замуж за обедневшего французского офицера, шевалье Александра д’Арбле.

Несмотря на значительную разницу в возрасте (почти пятнадцать лет), Фанни была счастлива в браке и родила Александру замечательного сына. Она неоднократно предпринимала попытки вернуться к литературной деятельности, но ни одно из написанных позже произведений не повторило успеха «Эвелины».

Правда, по слухам, напечатанный в 1814 году роман «Странница» принес ей доход в 7 тыс. фунтов — немалое богатство при ее скромной придворной пенсии в ежегодные сто фунтов. Учитывая жизненный опыт, относительный достаток, здоровье и долгую жизнь — и все это наряду с устойчивой тягой к писательству, — странно, что Фанни Берни не составила достойную конкуренцию Джейн Остин. Наверное, дело здесь в моральных обязательствах перед семьей и, вообще, перед старшим поколением, к числу коих относился и доктор Джонсон, и отец Фанни, и ее муж. Все это связывало руки Берни и ставило в заведомо невыгодную позицию по сравнению с одинокой старой девой из Гемпшира.

Помимо подробного рассказа о нравах, царивших при дворе Георга III — бесконечные интриги на фоне жесткой, отупляющей рутины, — дневники Берни сохранили для нас множество интересных фактов из жизни высшего общества Англии и ее интеллектуальной верхушки. Так, она сообщает о роскошной процедуре открытия Карлайл-хауса на Сохо-сквер, которой стала свидетельницей в восемнадцатилетнем возрасте. Некая светская авантюристка из Вены, скрывавшаяся под именем миссис Корнелис, организовала в связи с этим бал по подписке с танцами, концертами, маскарадом и игрой в карты. Все было устроено по первому разряду.

Юная впечатлительная Фанни, захлебываясь, описывает «великолепие залов, сияние иллюминации и блеск общества, превосходящий все, что я видела до того». Мероприятие имело оглушающий успех — до тех пор, пока миссис К. не ударилась во все тяжкие и не угодила в тюрьму. Но даже подобная светская хроника бледнеет перед леденящими душу воспоминаниями Берни — и спокойный тон лишь подчеркивает весь ужас ситуации — о тех кошмарных двадцати минутах, которые ей довелось провести на операционном столе: Фанни без анестезии ампутировали пораженную раком грудь. Жестокие времена, когда даже самые успешные и богатые члены общества были абсолютно беззащитны перед болью.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *