В тени креста

В средневековом Лондоне повсеместно ощущалось влияние церкви, особенно в центральной части — Сити. Так, Бишопсгейт напоминает нам о святом Эркенвольде, который, согласно легенде, перестроил ворота, упоминавшиеся в «Книге Страшного суда» как Portam Episcopi (Епископские ворота). Район Блэкфрайерс получил свое название от сообщества братьев-доминиканцев (носивших черные рясы), которые некогда поселились здесь. Соответственно Уайтфрайерс-стрит — место, где когда-то обитали носившие белые власяницы кармелиты (их так и называли — «белые монахи»).

Остин фрайере представляет собой простое сокращение от Огастиниан фрайере — имеется в виду орден августинцев, на основе которого в XVI веке возникла Голландская реформаторская церковь в Лондоне. Крайстчерч, или Грейфрайерс (grey — «серый»), ведет свое название от серых одеяний монахов-францисканцев. Кратчет-фрайерс ныне представляет собой улицу, проходящую возле Тауэрского холма. Она получила свое имя от «Fraters Cruciferi» («братьев креста»), которые ходили в рясах с крестами, пользовались посохами с крестовидными ручками и во всем следовали заветам святого Августина. Названия Холивелл-лейн и Холивелл-роу (holy — «святой») дополнительных объяснений не требуют (по иронии судьбы, в XIX веке эти улицы стали синонимом разврата, поскольку здесь была сосредоточена печать порнографической литературы). Минориз заставляет вспомнить монахинь (мино-рисиз), так же как и — с небольшой натяжкой — Мин-синг-лейн (тупесепи — все те же монахини). Патерностер-роу (улица Молитвы) представляет собой улицу, где раньше обитали мастера, делавшие четки.

Святой Джайлс являлся покровителем нищих, калек и прочих отверженных. Поэтому неудивительно, что открытый в 1101 году лазарет для прокаженных был вынесен подальше за городскую черту и назван именем этого святого — Сент-Джайлсинзе-Филдс. А название средневекового приюта Сент-Мэри-Спитл (spital — «приют для бедняков») сохранилось в имени современного Спитал-филдса. Расположенная в пределах Сити улица Сент-Мэри-Экс (ахе — «топор») напоминает нам о хранившейся в местной церкви реликвии — топоре, которым якобы в IV веке была умерщвлена святая Урсула. По легенде, эта великомученица приняла смерть от рук варваров где-то в германских землях, на берегах Рейна. Вместе с ней погибли еще одиннадцать девственниц (ошибка нерадивого переписчика многократно увеличила число жертв — до одиннадцати тысяч).

В Средние века монастырям принадлежала примерно третья часть лондонских земель, но они предпочитали устраиваться за городскими стенами — подальше от тесноты, шума и грязи. Там на приволье расположилась целая цепочка монастырских зданий со своими службами, фруктовыми садами и огородами. Почти все, что сейчас относится к Тауэр-Хамлетс, во времена норманнского завоевания принадлежало епископу Лондонскому и — на тех или иных условиях — сдавалось в аренду различным религиозным организациям. Так, сельская усадьба Кэннонбери была пожалована в 1253 году каноникам церкви Св. Варфоломея (Варфоломей Великий). Практически все монашеские ордена имели манориальные владения в сельской местности вокруг Лондона и получали с них устойчивый доход: не всегда арендная плата вносилась деньгами, иногда она выплачивалась в натуральном виде — сельскохозяйственной продукцией или бесплатной рабочей силой. Эта тесная связь, имевшая место в Средние века, сохранилась до наших времен в названиях улиц, в которых присутствуют такие слова, как «эбби» («аббатство»), «эббот» («аббат») — свыше 70 наименований; «прайери», «прайер» («приорство, приор») — свыше 60; «бишоп» («епископ») — не менее 30; «фрайери», «фрайер» («братство») — 20 с лишним. Множество пригородных улиц (свыше 70) содержат в своих названиях слово «грейндж», означающее мызу, загородную ферму, на которой трудились «мирские братья». А словечком «глиб» (встречается более 30 раз) обозначали земельный участок, находившийся в собственности приходского священника и предназначавшийся для его пропитания. Множество таких участков в ходе Реформации перешло в руки англиканской церкви. Сей исторический факт не мог не отразиться в топонимике — сохранилось не менее 30 названий со словами «ректори» или «викаридж» («дом священника»).

Реформация проходила далеко не просто и сопровождалась жестокими гонениями на приверженцев старой веры. Не менее кровавой оказалась и поступь Котрреформации во время недолгого правления Марии Тюдор. Память об этих событиях увековечена в именах «кровавого» епископа Лондонского — Эдмунда Боннера (встречается 3 раза) и «оксфордских мучеников» (которые на самом деле были не из Оксфорда, а из Кембриджа) — Ридли (8 упоминаний), Латимера (9) и Кранмера (14). Имеется всего одна улица, названная в честь Уильяма Тиндейла, которому принадлежит первый перевод Нового Завета на английский язык, зато целых 5 улиц — в честь Майлза Ковердейла, чей перевод был официально принят в государстве. Имя иезуита Эдмунда Кэмпиона упоминается 7 раз, а вот блаженного Оливера Планкетта — ни разу. Из более поздних религиозных деятелей такой чести удостоился только Джон Уэсли (его имя встречается в местных названиях 7 раз) и представитель евангельского баптизма викторианской эпохи — Чарльз Сперджен (3 раза).

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *