Развитие городских окраин

Стремительная застройка лондонских окраин, последовавшая за развитием железнодорожного и трамвайного движения, создала необходимость придумывать названия буквально для тысяч новых улиц с одинаковыми, ничем не примечательными домами. Камберуэлл, достаточно элитарная южная окраина Лондона, чей бурный рост относится к 1840-м годам, являет собой пример рекламной «раскрутки» строящегося жилья через топонимическую практику.

В здешних названиях охотнее всего использовалось слово «гроув», что в переводе означает «лесок, роща». Не спорим, ход вполне оправданный, поскольку окрестности Камберуэлла радуют взгляд густолиственной растительностью. От длинной и прямой улицы Камберуэлл-Гроув во все стороны расходятся: Гроувлэндс-Клоуз, Гроув-Кресчент, Гроув-парк и Чэмпи-он-Гроув, — и вся система «гроувов» упирается в конце концов в Гроув-Хилл-роуд. Параллельно Гроув-лейн, центральной магистрали Камберуэлла, тянется Дог-Кеннел-лейн, однако «собачье» название отсылает нас не к простым дворовым шавкам, а к благородным гончим. Об этом свидетельствуют имена двух боковых улиц — Куорн и Пичли. Они названы в честь самых прославленных гончих, участвовавших в охоте на лис — чрезвычайно модное занятие в те дни, когда прокладывались указанные улицы. Дог-Кеннел-Хилл переходит в Гроув-Вейл, с которой можно пройти через Мельбурн-Гроув, увековечившей имя премьер-министра королевы Виктории, и попасть на богатую Ист-Дулвич-Гроув. В названиях камберуэллских улиц представлены и местные знаменитости. Например, Де-Креспиньи-парк (произносится как Креспи-парк) напоминает потомкам о семье с французскими корнями и рыцарским титулом; Леттсом-роуд названа в честь врача и ботаника, исповедовавшего квакерскую веру, — Джона Коукли Леттсома; а Датчелор-плейс посвящена памяти основателя местной школы латинской грамматики.

Тенденция, которую можно было бы назвать «синдромом гроув», привела к возникновению огромного количества названий, в которых использовались отсылки к сельской местности — это такие слова, как «гарден» (сад), «глейд» (прогалина), «грин» (зелень), «лейк» (озеро), «мид» (луг), «ми-доу» (луг), «милл» (мельница), «вуд» (лес) и тому подобные. Национальные красоты, хорошо знакомые каждому англичанину, — благодаря появлению железной дороги туристический бизнес охватил всю страну, для домоседов же по-прежнему оставался такой источник информации, как английская поэзия, — широко использовались в пригородной топонимике, о чем свидетельствует алфавитный указатель в конце «Путеводителя по лондонским улицам».

Итак, Тинтерн встречается 8 раз, Бакстон — 16, а Малверн — целых 25. Озерный край также не оставил равнодушными сердца лондонцев, озабоченных названием столичных улиц. Судите сами: Терлмир выплывает в 6 наименованиях, Пенрит — в. 7, Кесвит — в 10, Кендал — в 12, Уиндермир и Грасмир — по 15 раз каждый, а Конистон — целых 20. Из заграничных курортов пальму первенства держит французский Монпелье — его поминают не менее 20 раз. Английские мифы и легенды внесли свою лепту в формирование карты лондонских пригородов. Десять объектов содержат в своем названии имя Мерлина, а далее по восходящей: Британия и Робин Гуд встречаются по 11 раз, Шервуд — 22, Альбион — 29!

Тем не менее самым надежным и безопасным казалось обращение к членам королевской семьи: 53 улицы были названы именем Альберта. Этот рекорд сумела побить только сама королева Виктория — ее имя мы находим в 73 наименованиях. Принцесса Александра также пользовалась чрезвычайной популярностью: 50 упоминаний, совсем неплохо для представительницы чужеземной королевской династии. Сюда следует добавить еще 21 улицу, названную в честь ее родной Дании. По одному разу использовались Норвегия и Швеция.

Достаточно часто возникают названия королевских резиденций: Осборн — 22 раза, Сандрингем — 18 и Балморал — 15. Состязания горцев, проходящие под патронажем королевской семьи в шотландском городе Брэмаре, поминаются 14 раз. В принципе, желание англичан отдать должное правящей монархии никого не удивляет, но, когда доходило до названия улиц, британская знать не желала отставать от своих королей. Взять хотя бы Кавендишей. Их род владел значительными земельными участками на территории нынешнего Мэрилебона, но вряд ли только этим можно объяснить неслыханную популярность фамилии — 35 различных объектов используют имя Кавендишей, 22 ведут свое название от их резиденции в Чатсворте, а еще 45 — от официального титула герцогов Девонширских.

Наименования других популярных резиденций также беззастенчиво эксплуатировались при застройке лондонских пригородов. Так, улица Чейни-уок, на которой в различное время проживали Джордж Элиот, Россетти, Тернер и Уистлер, «воспроизведена» в названии торговой зоны и железнодорожной станции в Хендон-Сентрал, спортивной площадки в Кройдоне и площадки для гольфа, расположенной в Энфилде, так сказать, на «краю» мира.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *