Отзвуки империи

Надо сказать, что такие исторические фигуры, как Кромер, для нынешнего поколения значат гораздо меньше, чем для своих современников. Это тогда в их честь охотно называли улицы и проспекты. Именем все того же Кромера названы еще 9 различных улиц (хотя, возможно, часть из них связана не столько с ним самим, сколько с популярным в XIX веке курортом на норфолкском побережье, откуда Кромер получил свой титул).

Настоящее имя лорда — Ивлин Бэринг — также отражено в названиях лондонских улиц: 5 из них увековечили фамилию Бэринг и бог знает сколько из 19 Ивлин-стрит, -роуд и прочих имеют отношение к нашему герою. Пойдем дальше по списку политиков XIX века. Лорд Милнер, комиссар Южной Африки, «владеет» 10 улицами, а вице-губернатор Индии лорд Керзон — девятью. «Индийцы» Джеймс Оутрам и сэр Генри Фрер, чьи увешанные оружием статуи стоят бок о бок в Эмбанкмент-Гарденз, имеют в своем «багаже» 4 и 1 улицу соответственно.

С колониальными политиками и вовсе беда: только один Сесил Роудс получил собственную улицу. Можно, конечно, сослаться на постимпериалистическое охлаждение общественного мнения, но позвольте спросить: а для чего же тогда существуют государственные стипендии? Посудите сами, перед нами два выдающихся деятеля колониальной поры — Ян Кристиан Сматс из Южной Африки и Макс Бивер-брук из Канады.

Оба имеют немалые заслуги перед Британской империей, оба участники великих войн — и ни одной, хоть самой захудалой улочки для них не нашлось! И в то же самое время Луис Ботта (в чьей администрации работал Сматс) удостоился подобной чести, а соотечественник Бивербрука, канадский финансист сэр Уилфрид Ло-рье — даже дважды.

Имперская тема несколько неожиданно снова всплывает в подборе имен для комплекса Кэнэри-Уорф — бывшей верфи, в 1980-х перестроенной в самом центре обновленных лондонских доков. Само название Кэнэри-Уорф напоминает нам о тех временах, когда здесь сгружали тонны бананов с Канарских островов. Однако центральная достопримечательность, Канада-Тауэр, названа в честь новой родины братьев Ричман — тех самых, которые, собственно, и инициировали проект Канарской верфи. Колумбия — вероятно, форма выражения благодарности американскому банку за его финансовую поддержку. Джон Кэбот — мореплаватель, который «подарил» Британской короне остров Ньюфаундленд, Жак Картье исследовал реки и прибрежные воды Канады, фактически открыл путь для французских поселений на необъятных канадских просторах. Фробишер, Чанселлор и Уильям Адаме — исследователи, которые отправились с берегов Темзы покорять далекие неведомые земли. Рен и Кубитт являлись великими строителями, которые много сделали для развития Лондона. Благодаря Кубитту возник расположенный к югу Кубитт-Таун. Всем известные имена — Трафальгар и Черчилль — хранят воспоминания о победах, купленных дорогой ценой. А фамилия Ричманов тесно связана с самим проектом Кэнэри-Уорф.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *