Литература и просвещение

«Литературные» улицы, пусть и не образующие четко выраженных групп, тем не менее ярко представлены в Саутуорке. Здесь мы встречаем Ли Хант-стрит и Киплинг-эстейт. История кентерберийских паломников Чосера порождает Табард-стрит, Бекет-стрит, Пилгримидж-стрит и Мэнсипл-стрит. Неподалеку, на Лант-стрит, прозябал в юности Чарльз Диккенс, пока отец его отбывал срок в долговой тюрьме Маршалси. Унылая Лант-стрит до сих пор осталась на прежнем месте, а вот от Маршалси сохранилась всего одна длинная стена.

На фоне этой тюрьмы разворачиваются события в диккенсовском романе «Крошка Доррит», увековеченном в местном названии Литтл Дор-рит-корт. Кроме того, здесь имеются Квилп-стрит, Уэллер-стрит и Пиквик-стрит. И это еще не все: в других районах Лондона насчитывается еще пять улиц, названных в честь мистера Пиквика, а также в честь Баркиса, Микобера (оба из «Дэвида Копперфилда»), доктора Маннета («Повесть о двух городах»), Домби («Домби и сын»), Никльби («Жизнь и приключения Николаса Никльби»), мисс Хавершал («Большие надежды») — 2 улицы, Дингли Делла (снова «Пиквикский клуб») — 3, Копперфилда — 6 и добрейшего мистера Браунлоу («Приключения Оливера Твиста») — целых 7. Среди других литературных персонажей викторианской эпохи — Даниель Деронда (герой произведения Джордж Эллиот) и незабвенный Шерлок Холмс (ему посвящено 7 улиц).

В целом, следует отметить, что литература лучше представлена в столичной топонимике, чем искусство или наука. Хотя и здесь не обошлось без сюрпризов. Например, не кажется ли вам странным, что Мильтон со своими 37 улицами далеко обошел Шекспира (только 15)? Наверное, лондонцы отдавали предпочтение более коротким и звучным фамилиям. Опять же, никто не сделал попытки назвать улицу именем мильтоновских персонажей (можете представить себе — Дьявол-стрит? Везельвул-бродвей? Или Молох-мьюз?), и в то же время на лондонских улицах несть числа шекспировским созданиям. Здесь вы найдете и Отелло, и Порцию, и Просперо, и Макбета, и Бардольфа — 2 штуки, Гамлетов — целых 6 и даже 2 Эльсинора, а вот проказника-Пака, Тита-нии или Боттома — ни одного. Из других писателей, предшественников романтиков, рекорд держит Чосер — 14 упоминаний. У Кристофера Марло — 6, у Спенсера — 3 и всего одно (совершенно незаслуженно) у Баньяна.

Несмотря на все скандалы, связанные с личной жизнью Байрона (сейчас подобное, конечно, никого бы не удивило, но не забывайте: в те времена, когда давались названия лондонским улицам, царили совсем другие нравы), этот поэт удостоился целых 23 «собственных» улиц. За ним следуют: Теннисон — 18, Кольридж — 13, Браунинг — 12 и Вордсворт — 11. У Китса и Шелли счет равный — 9:9. Небезупречная репутация (наркотики, самобичевание) сыграла против Суинберна (он получил всего 2 улицы) и Оскара Уайльда (3). Авторы романов по какой-то причине оказались менее популярны у лондонцев: Диккенс упомянут только 9 раз, Теккерей — 6 и ныне справедливо позабытый Гаррисон Эйнсворт — 4. Миссис Гаскелл и Джейн Остин заслужили по 2 упоминания, а вот сестрам Бронте пришлось поделить между собой одну улицу. Видно, неблагозвучная фамилия Троллопа сослужила дурную службу своему хозяину — ни одного упоминания, зато в Лондоне имеется 3 улицы, названные в честь вымышленного Барчестера из романов Троллопа. Аналогичная история, очевидно, приключилась и с По (годы его учебы прошли в Лондоне) — потомки не сочли необходимым увековечить имя поэта на улицах. Эмерсону повезло больше: 3 улицы названы его фамилией, и еще 4 — именем Уолдо. С другой стороны, возможные неудобства не остановили англичан перед тем, чтобы запечатлеть в 5 объектах имя Говарда Эффингема, английского флотоводца, в XVI веке разгромившего Непобедимую армаду.

На наш современный взгляд трудно объяснить, почему из всей пишущей братии XIX века читатели того времени выделили именно Джона Рескина, художественного критика и автора социальных теорий. Тем не менее факт остается фактом: в честь него названа 21 улица и плюс еще 8 в честь Брантвуда, его имения в Озерном крае, куда Рескин удалился под конец жизни. Томас Карлейль заслужил И упоминаний. Его земляк сэр Вальтер Скотт сполна получил (пусть и косвенно) свою долю славы: названия его романов неоднократно упоминаются на улицах Лондона. Судите сами, «Уэверли» — 28 раз, «Кенилворт» — 13 и «Мармион» — 4. Не забыли лондонцы и персонажей Скотта: Айвенго «заработал» 2 улицы, Лохинвар и его родной Абботсфорд — по 3. Из писателей XX столетия наиболее популярными оказались Джон Голсуорси и Джон Мэнсфилд — каждому посвящено по 5 улиц.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *