История картографии Лондона

В 1848 году картографическое управление запустило двухгодичный проект по составлению карты столицы в масштабе 1 миля в 5 футах. Для обеспечения максимальной точности исследований военные геодезисты установили высотные пункты наблюдения. Один из них представлял собой платформу на высоте 92 футов, расположенную на кресте собора Св. Павла. Хотя основной целью проекта была помощь министерству здравоохранения в борьбе с эпидемиями холеры — предполагалось, что карта позволит оптимальным образом проложить канализационные коммуникации, — тем не менее полученный документ содержал много полезной информации и для историков.

В частности, на новой карте были введены исключительно четкие обозначения (для этого пришлось прибегнуть к готическому шрифту) уже разрушенных зданий. В 1870-х годах появилось еще одно дополненное издание — на 800 листах с сохранением прежнего масштаба. Карта была настолько подробной, что показывала даже уличное оборудование: отдельно стоящие фонари, почтовые ящики и канализационные люки. Здесь, в отличие от прежних изделий картографического управления, каждая статуя получила свое название, выполненное изящным курсивом. Более того, на карте приводилась информация по поводу внутреннего устройства основных городских зданий: например, описывался интерьер Мэншн-хауса (резиденции лондонского лорд-мэра) или указывалось количество посадочных мест в расположенной неподалеку, на улице Уолбрук, церкви Св. Стефана.

В 1851 году в Лондоне состоялась Всемирная промышленная выставка, которая подвигла издателей выпустить два десятка сувенирных карт, включая версии на французском и немецком языках. Одни изображали английскую столицу с высоты птичьего полета — будто наблюдатель находился на воздушном шаре, зависшем над Хэмпстедом. На других Лондон был совсем рядом, под рукой — такой крохотный, что, пожалуй, уместился бы на перчатке. Преуспевающий издатель Джон Таллис опубликовал памятную карту в обрамлении рамки из сорока девяти видов, позволявших посетителям выставки «сохранить воспоминания о чудесах, которые они увидели». Для Таллиса вообще было характерно использование виньеток и усложненных по своему исполнению рамок.

В сувенирной карте 1851 года он использовал для обрамления виды тринадцати прославленных лондонских театров и ныне исчезнувших аттракционов — таких, как сады Воксолла, Колизей и Китайская коллекция. Наряду с прошлым Таллис уделял внимание и будущему: использовал изображения грядущих проектов — парка Баттерси, вокзала Кингс-Кросс и Ламбетского моста. Еще одна диковинка, изображенная на карте Таллиса, — это Большой глобус господина Уайльда, установленный на Лестер-сквер (подобное включение, кстати, было весьма великодушной уступкой, поскольку означенный Джеймс Уайльд являлся наследственным «королевским географом» и главным конкурентом Таллиса в картографическом бизнесе).

Так вот, глобус Уайльда представлял собой круглое здание высотой 60 футов. Днем оно освещалось через отверстие в центре купола, а ночью — при помощи газа. Внутри него находился собственно глобус — шар диаметром 40 футов, на котором с помощью раскрашенного гипса изображалась земная поверхность в масштабе 10 миль в 1 дюйме. Внутренняя поверхность стен здания также была покрыта тщательно изготовленными картами, а вся конструкция являла собой пиршество духа для охваченного «голодом к полезным знаниям» населения викторианского Лондона. Это творение надолго пережило Всемирную выставку и было снесено лишь в 1862 году, когда вся Лестер-сквер пошла на реконструкцию.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *