Континентальные связи

Самая первая попытка дать изображение Лондона в целом была сделана известным теологом Джорджем Брауном в сотрудничестве с издателем и гравером Франсом Хогенбергом. В 1572 году они выпустили 6-томный «Атлас городов земного мира» («Civitates Orbis Теггашт»), в основу которого легли итоги двадцатилетних наблюдений. В этом атласе восточная граница Лондона определялась приютом Св. Екатерины, расположенным в непосредственной близости от Тауэра. На севере находился Спиталфилдс, представлявший собой обширные пустоши с редкими вкраплениями пороховых производств. На карте отражена характерная для того времени «ленточная застройка»: вдоль дорог лепились плотные цепочки домов, задами выходившие на обширные луга и сады. Эти «ленты» протянулись на восток от Олдгейта и на север от Бишопсгейта.

Лондон все еще ограничивали городские стены, хотя Кларкенуэлл уже наглядно демонстрировал стремление города расти в северном направлении. Западный берег Темзы был застроен городскими домами лондонских аристократов, однако название «Св. Джайлс-в-Полях» полностью оправдывало себя: церковь стояла именно так — в полях. А на месте нынешнего Ковент-Гардена раскинулась луговина с отдельными могучими деревьями. В западном углу карты изображен парк Сент-Джеймс, по которому в ту пору разгуливали стада оленей. На юге мы видим лишь одно-единственное строение, расположенное на берегу мелкой речушки, впадавшей в Темзу. Оно стоит напротив дворца Ламбет, как раз там, где сейчас высится здание парламента. Посреди Ламбетских болот затерялась уединенная резиденция архиепископа.

В южной части Лондона доминируют Парижские сады — место народных гуляний напротив Блэкфрайерс. Вторая заметная точка — это «Пивной дом» напротив Тауэра, а пространство между ними занято убогими домишками, скучившимися вдоль набережной Темзы. Район нынешних Хай-стрит и Тули-стрит застроен в основном тавернами и публичными домами, меж которых кое-где еще сохранялись площадки для травли быков и медведей.

Итак, каково же общее впечатление от средневекового Лондона в изображении Брауна и Хогенберга? Это плотный клубок тесных городских улиц, который постепенно «разматывается» и упорно ползет в северном и западном направлениях. И весь этот сюрреалистический пейзаж заключен в жесткую зеленую рамку окрестных полей и лугов. В центре карты пролегла голубая лента Темзы с изображенными на ней речными судами.

Мы видим горделивые галеоны, проплывающие под Лондонским мостом, одинокую шлюпку выше по течению и даже королеву Елизавету на палубе ее собственного парусника. На переднем плане художник поместил семейство преуспевающих буржуа: глава семьи в отороченном мехом сюрко, рядом с ним жена, дочь и сын. В нижнем правом углу — бросающийся в глаза картуш с изображением обнесенного крепостной стеной Стил-ярда — торгового двора Ганзейского союза, в который, как известно, входили немецкие и балтийские города.

К главным сокровищам Лондонского музея относится пара медных пластинок с картами улиц, идущих на север от Лондонского моста до Шордитча. На обратной стороне обеих пластинок выгравированы сюжеты религиозного содержания, что, очевидно, и обусловило счастливую судьбу означенных карт. Они входили в комплект из двадцати пластинок, изготовленных примерно в 1553-1559 годах. Изображения на них более детальные (здесь видны отдельные здания) и четкие, чем на карте Брауна и Хогенберга.

В верхней части выгравированы бытовые картинки: прачки из Мурфилдса развешивают белье на просушку, а лучники упражняются в тени ветряных мельниц Финсбери и Спиталфилдса. В нижней части — изображения домов с фронтонами в окружении ухоженных садиков. Еще одну медную пластинку из этого комплекта обнаружили в Германии в 1997 году. Она позволяет увидеть собор Св. Павла таким, каким он был до разрушения шпиля в 1561 году. Позже была обнародована ее деревянная копия. Выглядела она довольно грубо, но тем не менее довольно точно демонстрировала здание Королевской биржи, в 1568 году основанной сэром Томасом Гришемом.

Угроза нападения Непобедимой армады заставила Роберта Адамса (1540-1595), архитектора и инспектора королевских зданий, изготовить цветную карту защитных сооружений Лондона. На этой карте, выполненной в пергаменте, отмечался весь путь следования — как по суше, так и по морю — королевы Елизаветы в форт Тилбери, где базировалась наспех собранная армия. К сожалению, документ был неверно ориентирован: Кент оказался не внизу, а вверху. Соответственно и Лондон располагался не слева, как полагается, а справа.

Затем последовала гражданская война 1640 года. По счастью, фортификационные укрепления, возведенные в ходе этой войны, были тщательно зарисованы, прежде чем подверглись разрушению. Благодаря пометкам на картах сохранились даже такие несущественные с военной точки зрения детали, как загоны для заблудившихся животных в окрестностях Ислингтона, таверна «Догг и утка» в Сент-Джеймс-Филдс, ветряная мельница и венерологическая лечебница.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *