Карты Лондона до и после великого пожара

В 1658 году Ричард Ньюкорт и его гравер Уильям Фэй-торп опубликовали карту столицы, которой суждено было стать последней крупномасштабной картой старого Лондона — до того, как на город обрушился Великий пожар. Хотя качество работы оставляло желать лучшего (все та же беда ксилографии), а стиль был достаточно грубым и трафаретным, карта однозначно демонстрировала тенденцию неотвратимого распространения города на север. Правда, кое в чем еще сохранялись приметы старого быта. Так, например, область Мурфилдс, хоть и обнесенная стенами, а не живой изгородью, как и сто лет назад, в основном использовалась для просушки холстов. Зато окрестные сады разбивались в строгом порядке и выглядели очень ухоженными. Особенно выделялся огороженный фруктовый сад Грэйзинн.

Вероятно, в том же самом 1658 году английский художник богемского происхождения Венцель (Вацлав) Холлар выпустил в свет обзорный план бурно растущего Западного Лондона — район от Чансери-лейн до нынешней Ча-ринг-Кросс-роуд (тогда она называлась Хог-лейн). Есть основания предполагать, что эта карта являлась лишь частью более крупного и амбициозного проекта. Холлар попал в Англию в свите второго графа Арундела и сразу же получил должность учителя рисования у будущего короля Карла II.

Он претерпел немало лишений из-за своей приверженности монархии: во время гражданской войны Холлар был арестован и выслан за границу, познал жестокую нужду, но тем не менее продолжал творить. Он создал величественную панораму Лондона — такого, каким увидел его в 1647 году с Бэнксайда. На холларовской перспективе Западного Лондона отмечена новая «пьяцца» — Ковент-Гарден. Кроме того, она позволяет бросить нескромный взгляд в окна аристократических особняков, выстроившихся вдоль Стрэнда. С восстановлением монархии жизнь художника вроде бы наладилась. Он много работал, оставив после себя свыше 2700 эстампов, но все равно «умер небогатым». Точное место его захоронения в вестминстерской церкви Св. Маргариты неизвестно, но Холлару поставили очень милый памятник в кафедральном соборе Саутуорка — того самого Саутуорка, с чьей башни он рисовал свою прославленную перспективу. В настоящее время в соборе организована интерактивная выставка под названием «Долгий взгляд на Лондон», позволяющая посредством кабельного телевидения ознакомиться с прошлым и настоящим английской столицы.

Великий пожар 1666 года принес немало бед лондонцам, но для картографов он определенно оказался удачей. В Амстердаме известный редактор Фредерик Вит спешно переделывал существующую карту в соответствии с изменениями, вызванными пожаром. На переднем плане его творения изображался плачущий лодочник и семейство, которое передает деньги за то, чтобы их имущество вывезли на телеге. Здесь же художник поместил панораму Лондона, охваченного пожаром. В 1667 году Джон Лик произвел обзорную инспекцию сгоревшей столицы, а Холлар зафиксировал результаты его исследования. Выяснилось, что разрушены 81 церковь, 52 здания ливрейных компаний и иных коммерческих предприятий. В кратчайший срок Карлу II было предложено на рассмотрение несколько планов реконструкции Сити. Наибольший интерес представлял проект Кристофера Рена. Он предполагал геометрическую планировку с радиально расходящимися лучами проспектов и разбросанными площадями — «пьяццами», на которых должны были сосредоточиться основные административные и коммерческие ведомства: страховая компания, монетный двор, банк, производство ювелирных изделий, почтамт, акцизное управление — вокруг восстановленного здания Королевской биржи. Беспорядочное нагромождение старых деревянных пристаней предполагалось заменить на фундаментальные набережные «Ки» и «Гранд Террас» с громоздкими пакгаузами. Мемуарист и архитектор-любитель Джон Ивлин представил свой вариант плана. Он повторял радиальную структуру Рена, но содержал большее количество площадей — круглых, квадратных и эллиптических. Существовало еще одно предложение, согласно которому Сити выглядел как огромный прямоугольник, поделенный на 55 одинаковых округов (опять же, правильной прямоугольной формы), каждый со своей площадью и церковью посередине. Еще один соискатель, армейский капитан Валентин Найт, предлагал обнести Сити судоходным каналом, который мог стать дополнительным источником доходов для Короны, поскольку все грузы, доставлявшиеся по этому каналу, облагались бы специальными пошлинами. Лучше бы он этого не делал. Карл II, который обычно не стеснял себя в расходах и использовал любую возможность наложить лапу на государственные денежки, на сей раз посчитал необходимым оскорбиться. Он даже отдал приказ арестовать несчастного Найта за его гнусное предположение, будто король воспользуется «народным бедствием» к своей пользе. Так или иначе, но ни один из предложенных планов не нашел воплощения в жизнь, если не считать того факта, что столетием позже майор Пьер Ланфан, вдохновленный идеями Рена, предложил план строительства столицы Соединенных Штатов — города Вашингтона, округ Колумбия.

Прошло десять лет после Великого пожара, и Джон Огилби в сотрудничестве с Уильямом Морганом, внуком своей жены, составил новую карту центральной части Лондона. При масштабе 100 футов в одном дюйме она отличалась предельной точностью и подробностью — здесь был виден каждый дом и каждый сад Сити. В таком виде картой пользовались целых два столетия, пока картографическое управление не сочло необходимым внести изменения в работу Огилби — Моргана. Столь долговременный успех тем более удивителен, что Джон Огилби отнюдь не являлся признанным мэтром в данной области: свою первую карту он составил в возрасте шестидесяти девяти лет. Впрочем, этому шотландцу с железным характером было не привыкать начинать все сызнова. За свою жизнь он успел перепробовать много занятий: работал учителем танцев, домашним репетитором, охранником, поэтом, театральным мене джером и переводчиком. Он едва не погиб во время гражданской войны, пережил кораблекрушение, в пятьдесят лет начал изучать латынь и греческий (и преуспел в этом деле), участвовал в церемонии коронации Карла II — заведовал ее «поэтической частью», организовал лотерею с фондом в 3 тыс. фунтов стерлингов, которые, увы, сгорели во время пожара 1666 года вместе с его книжной лавкой на Уайт-фрайерс-стрит. И что же? Неутомимый Огилби сумел оправиться от сокрушительного удара и создал свою несравненную карту, стяжав лавры «королевского космографа и географического типографа».

Карта Огилби — Моргана констатировала факт быстрого восстановления разрушенной столицы. И пусть великолепные и новаторские планы перестройки так и остались на бумаге — Лондон восстанавливался по’ тем же средневековым канонам, которые существовали до пожара, — но кое-какие усовершенствования все же удалось провести. Например, была выпрямлена и расширена Темза-стрит, произведена очистка реки Шлит с тем, чтобы восстановить ее судоходность. В 1682 году Уильям Морган опубликовал карту Вестминстера, которая наглядно демонстрировала, что эта часть Лондона тоже быстро расстраивается: по одну сторону от Артиллери-граунд появилась «Нью-Шапель», а с другой стороны — новый работный дом. Еще одно (весьма спорное) нововведение: в парке Сент-Джеймс завелись страусы — подарок марокканского посла.

Как мы уже говорили, в 1720 году Джон Страйп подготовил к печати исправленный и дополненный «Обзор Лондона» Джона Стоу. Он включил в него три подробные карты, выполненные рисовальщиком гербов и мошенником-виртуозом Ричардом Блоумом (умер в 1705 году). Из этих карт видно, что на тот момент улицы вокруг Сент-Джеймс-сквер были уже полностью застроены, хотя возле южного конца Джермин-стрит (тогда она произносилась «Джерман-стрит», то есть Немецкая улица) имелась пустая рыночная площадь. Место к северу от Пикадилли, которое в 1640-х годах представляло собой обширную пустошь, тоже оказалось плотно застроенным. Исключение составляли лишь погосты Пест-хаус-филдс и Беринг-плейс между Кар-наби-стрит и Поланд-стрит. На общей карте Лондона, приведенной на фронтисписе издания Страйпа, мы видим, что в 1720 году территория нынешних Мэйфера и Блумсбери использовалась под пастбища. И хотя городская застройка вдоль русла Темзы бурно развивалась и добралась уже до Рэтклиффа, будущие районы Степни и Бетнам-Грин все еще представляли собой распаханные поля.

One Response
  1. Светланаsays:

    Отличная статья! Много полезного для себя почерпнула!
    Да и вообще, reallondon.ru — очень хороший сайт!
    Спасибо Вам и хорошего всем настроения!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *