Прошлое в будущем

Если история Стрэнда демонстрирует нам, как отдельные части города способны утрачивать свою яркую, неповторимую индивидуальность, то Стратфорд, в свою очередь, служит наилучшей иллюстрацией того, как те или иные районы приобретают (или возвращают) собственное лицо. Шестого июля 2005 года в 12:46 по местному времени было объявлено, что Олимпийские игры 2012 года скорее всего пройдут в Лондоне. В своей заявке Лондон сообщил, что под Олимпийскую деревню отведен участок вдоль низинного берега реки Ли между Стратфордом на востоке и Боу на западе. Особо подчеркивалось, что в настоящее время район находится в полном упадке.

По сути, он представляет собой пустырь с кучей заброшенных зданий. Безжалостно срезанные викторианские террасы пытались компенсировать надоедливыми конструкциями из стали и стекла. В качестве украшения предлагаются обветшалые памятники былых времен — викторианская церковь в мрачно-готическом стиле, вздымающаяся к небесам эдвардианская начальная школа, несколько ржавеющих газгольдеров и цепочка следов бесхозных псов. Эта «terra nulla» подлежит серьезному восстановлению и перестройке. В 2007 году на линии «Ченелл Тьюнел» откроется дополнительная станция метро — «Стратфорд Интернэшнл». Неподалеку предполагается выстроить новый микрорайон — Стратфорд-Сити, в котором будет 5 млн офисных площадей, 5 тыс. новых домов и торговый центр, способный затмить Найтсбридж. Причем все планы будут реализованы независимо от того, как решится вопрос с олимпиадой.

Процесс восстановления Лоуэр-Ли включает и реконструкцию исторического прошлого района. А надо сказать, что, несмотря на нынешнее запустение, это место обладает богатой историей. Подъездная дорога Блэкуолл Тьюнел, ограничивающая с запада район предполагаемой олимпийской застройки, проходит через территорию, которая некогда была занята садами бывшего приората Св. Леонарда. Чосер увековечил этот приорат в своих «Кентерберийских рассказах», где вывел образ кокетливой настоятельницы мадам Эглантины. Не одно поколение читателей потешалось над ее претенциозными попытками говорить по-французски, которые сводились на нет неистребимым акцентом кокни.

Описанный приорат ютился под крылом могущественного цистерцианского аббатства, расположенного в Стратфорд-Лэнгторне. На протяжении четырех столетий это аббатство считалось одним из самых богатых в Англии, и где оно сейчас? Сгинуло, даже следов не осталось под путаницей железнодорожных путей. Религиозные катаклизмы, погубившие великое аббатство, оказались роковыми и для тринадцати местных протестантов, которые окончили свою жизнь на костре, это была самая массовая казнь, учиненная Марией Кровавой в ходе ее попыток насильственно восстановить в стране католичество.

В XVII столетии низовья Ли еще сохраняли природную девственность, привлекавшую многих страстных рыболовов. В их числе был и Айзек Уолтон, автор уникального руководства по рыбной ловле под названием «Совершенный рыболов». Вполне возможно, что летними вечерами Сэмюел Пипе выезжал в Боу полакомиться клубникой со сливками и развлечься игрой в шары. Однако уже в те времена на берегах реки начали появляться голландские красильщики тканей, за ними последовали набойщики текстиля и хозяева мукомольных предприятий. Начался процесс индустриализации. Почти четверть столетия возле моста Боу со стороны Стратфорда стоял фарфоровый завод. Острые на язык местные жители прозвали его Новым Кантонским, поскольку на заводе производились изделия, имитирующие бело-голубой фарфор из Китая. Кроме них, выпускалась целая серия фигурок различных знаменитостей вроде Дэвида Гаррика. В 1770-х годах фарфоровое производство переехало в другой район, но осталась водяная мельница, которая использовалась в производстве то джина, то черного пороха. Заброшенные газгольдеры к югу от мельницы отмечают место, где производились пороховые ракеты полковника Конгрива, использовавшиеся в «битве народов» против наполеоновской кавалерии.

Ниже по течению некогда стоял Темзский металлургический завод, на котором впервые начали выпускать бронированные суда для военно-морского флота Великобритании. Здесь появился на свет военный корабль «Уорриор» и дредноут «Тандерер». Из заводской футбольной команды вырос объединенный футбольный клуб Вест-Хэма. К западу от заброшенных газохранилищ высится в гордом одиночестве насосная станция Эбби-Миллс — чудо техники викторианской эпохи. Это сооружение, внешне смахивающее на византийскую церковь, было построено сэром Джозефом Базалгетом как часть первой в мире канализационной системы. Если же отправиться на восток, можно увидеть стратфордские ремонтные мастерские, которые обслуживали железнодорожные линии Восточной Англии. Трудившимся там рабочим не приходилось жаловаться на жизнь — загрузка и преуспеяние были им обеспечены.

Со временем они объединились в Лондонское кооперативное общество. Здесь же, у дороги, стоит памятник поэту Джерарду Мэнли Хопкинсу, уроженцу Стратфорда. Режиссер Джоан Литтлвуд создала в экспериментальном стратфордском театре «Ройял» такие шедевры, как «Заложник», «Боксеры не поют», «Вкус меда», «О, что за чудесная война!» и «Дела идут не так, как прежде». В Лондоне дела всегда идут не так.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *