Как развивался Лондон столица Великобритании

Лондон не всегда был столицей Британии, он становился таковой поэтапно. Вначале римляне утвердились в Колчестере, что в дальнейшем позволило этому городу претендовать на звание древнейшей английской столицы. На самом деле подобные притязания безосновательны (чтобы не сказать — немыслимы), для до римских обитателей Британских островов. По сути, Колчестер представлял собой гигантский загон для скота, рядом с которым победоносный император Клавдий устроил в 43 году н. э. торжественную церемонию приема капитуляции от дюжины местных вождей. Вскоре римляне сочли целесообразным переместить центр своих колониальных владений в новое место — то самое, которому в будущем предстояло стать Лондоном.

Почему они это сделали? Да из-за реки, конечно. Юго-восточный уголок Англии представлял собой самую плоскую и самую плодородную часть Британского архипелага.

Он отличался умеренным климатом, здесь было не слишком дождливо. С точки зрения судоходства решение тоже выглядело вполне разумным — всего день морского пути отделял эту часть острова от берегов Европы и устьев Рейна и Шельды, которые вели в глубь материка. Для защиты острова от пришлых захватчиков существовала естественная база, которую можно было укрепить и использовать для постепенного завоевания Англии. Именно так и поступали в дальнейшем и римляне, и саксы, и норманны. Здесь протекала Темза, вторая по величине британская река после Северна. Приливный характер Темзы давал возможность крупным гребным судам проникать более чем на сорок миль в глубь острова, где римские военные инженеры обнаружили залегание прочных пород по обеим берегам реки, позволявшее возвести надежные опоры для моста. Первый мост через Темзу — Лондонский — был построен примерно в 50 году н. э., с этого времени, собственно, и начинается история английской столицы.

В V веке римские легионы покинули остров, и Лондон вновь на какое-то время оказался на обочине истории. Распад Британии — уже объединенной и частично романизированной — сопровождался ослаблением централизованной политической власти и торговых связей между отдельными частями острова. Лондон временно утратил смысл существования (raisons d’etre) в качестве столичного города, но сохранил свою репутацию стратегически важного места.

Во всяком случае, в 597 году святой Августин прибыл в Британию обращать в христианскую веру местных вождей, имея приказ от папы обосноваться именно в бывшей римской столице. Он так и поступил, учредив в 604 году епископство Лондона — таким образом, этот год считается официальной датой возникновения собора Св. Павла. Однако же Августин был настолько впечатлен теплым приемом со стороны кентского короля и его жены, французской христианки, что вскоре центр духовной жизни переместился в Кентербери. Лондон на полвека отсрочил осуществление своего исторического предназначения, а все потому, что он — в угоду торговым партнерам из Фризии — отринул христианство. Сей факт видится нам весьма показательным: на протяжении всего многовекового существования Лондон оставался прежде всего местом, где делались деньги. Первый английский историк — творивший в начале VIII века монах-летописец Беда Достопочтенный — всю жизнь прожил на севере Англии и не приближался к Лондону ближе чем на двести миль. Тем не менее он упоминает об этом городе на Темзе как о «рынке для многих народов».

Вновь Британия объединилась под властью уэссекских королей, столица которых располагалась в Винчестере. Соответственно, если в тот период какой-либо город и мог претендовать на звание национальной столицы, это был Винчестер. Тем не менее в 886 году уэссекский король Альфред повелел заново заселить и укрепить территорию Лондона, который стал портовым городом и первым в цепочке из тридцати бургов (укрепленных крепостей), каковыми Альфред перегородил всю Англию. Бурги предназначались для защиты страны от набегов викингов: сюда стекались отряды народного ополчения, здесь же в случае необходимости укрывались жители близлежащих деревень.
К 1016 году в официальной исторической хронике, учрежденной по приказу короля Альфреда, появилась запись о том, что Эдмунд Железнобокий был избран королем «всеми горожанами и вождями, собравшимися в Лондоне». Бедняга Эдмунд не продержался и года, но его наследник Кнут превратил Лондон в настоящую столицу морской державы, охватывавшей все Северное море и простиравшейся до берегов Скандинавии и Северного полярного круга. Пришедший через полстолетия Вильгельм Завоеватель принимал во внимание могущество Лондона — настолько, что не рискнул в открытую нападать на город. Он предпочел поладить с лондонцами, обеспечив им соблюдение всех существовавших ранее законов и традиционных привилегий. Более того, все последующие монархи, начиная с Вильгельма Завоевателя, короновались в Вестминстерском аббатстве.

Наследники Вильгельма нередко переезжали с места на место и завели обыкновение устраивать столицу королевства там, где в настоящий момент находится король. Тем не менее к началу XIII столетия основной аппарат управления, включая Королевский суд и ведавшее сбором налогов казначейство, постоянно находились в Вестминстере. Значение Лондона подчеркивалось решением архиепископа Кентерберийского разместить свою постоянную резиденцию во дворце Ламбет на территории Лондона.
В 1215 году король Иоанн был уличен мятежными баронами в злоупотреблении монаршими полномочиями. Они восстановили справедливое правление, заставив Иоанна скрепить королевской печатью Великую хартию вольностей в присутствии всех высокопоставленных аристократов и одного простолюдина — лондонского мэра. Таким образом, рождение Лондона как национальной столицы совпадает с учреждением узаконенной свободы.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *