Джону Сноу — знаменитый врач

В центральной части Бромптонского кладбища располагается монумент, который сам по себе обладает довольно уникальной историей. Он посвящается доктору Джону Сноу «в память о его великих научных трудах и величии его жизни и характера». Памятник дважды восстанавливался — в 1895 и 1938 годах, — оба раза совместными усилиями секции анестезиологов Королевского медицинского общества и Общества анестезиологов Соединенных Штатов Америки.

Во время Второй мировой войны памятнику снова не повезло — он был разрушен взрывом авиационной бомбы. Пришлось заменить его точной копией, которую изготовили в 1951 году по заказу Ассоциации анестезиологов Великобритании и Ирландии. Столь упорное стремление сохранить память об этом человеке служит лучшим доказательством его вклада в развитие отечественной анестезиологии. Действительно, доктор Сноу многое сделал для внедрения в британскую медицинскую практику эфира и хлороформа. В 1853 году он назначил хлороформ в качестве болеутоляющего во время родов королевы Виктории. Та благополучно разрешилась от бремени принцем Леопольдом, поэтому уже безбоязненно прибегла к этому средству в 1857 году, когда рожала принцессу Беатрису. Королева дала безоговорочно положительную оценку нововведению: «Чрезвычайно успокаивающее, умиротворяющее и даже приятное средство». Высочайшее одобрение немало способствовало введению этого анестетика в широкую практику: что хорошо для королевы, хорошо и для ее подданных.

Однако сегодня доктора Сноу чаще вспоминают как пионера в области эпидемиологии. Еще подростком он работал помощником в добровольных санитарных бригадах во время первой вспышки холеры в 1831-1832 годах. В то время причину заболевания видели в «миазмах», то есть вредоносных испарениях, которые якобы заражают воздух. Однако доктор Сноу считал эту теорию безосновательной: он сам неоднократно общался с больными людьми и ни разу не заразился, хотя вдыхал тот же воздух. С другой стороны, он заметил, что степень заражения гораздо выше среди шахтеров, которые проводят долгие рабочие смены под землей и, не имея доступа к санитарным удобствам, вынуждены есть грязными руками. На основе наблюдений во время повторной вспышки холеры в 1848-1849 годах Сноу пришел к выводу, что возбудитель болезни попадает в организм не путем вдыхания, а путем глотания. Свои взгляды он изложил в научной статье. Французский институт в знак признательности присудил Сноу сумму в 1200 фунтов стерлингов, но реакционные английские коллеги отнеслись к его открытию весьма скептически и потребовали перепроверить данные исследований. Такая возможность представилась во время третьей вспышки холеры в Сохо (1854). Исследуя распределение смертных случаев в пределах заданного района, Сноу выявил источник воды, которым пользовались 658 человек из 860 заболевших. Если бы, рассуждал он, заражение происходило через воздух, то это распределение было бы случайным и хаотичным. Однако на деле оно имело четкую привязку к определенному месту. Доктор также отметил, что рабочие пивоваренного завода, которые вместо воды пили бесплатное пиво, вообще не болели. Местная фабрика, владевшая собственным источником воды, также сумела избегнуть эпидемии. Основываясь на всех этих фактах, Сноу сумел идентифицировать насосную станцию на Бродвик-стрит, которая являлась источником заражения. Как только ее закрыли, уровень заболеваемости в округе резко упал. Других доказательств не потребовалось, точка зрения Сноу восторжествовала. Опубликовав 89 научных работ, доктор Сноу скончался в возрасте 45 лет. Его именем был назван местный паб, который стоял на месте злополучной насосной станции на Бродвик-стрит. Сомнительно, чтобы доктора это очень порадовало, ибо при жизни он был убежденным трезвенником. Университет Калифорнии завел специальный сайт с целью почтить память человека, являвшегося «величайшим врачом всех времен», а в Великобритании в 2003 году журнал «Больничный врач» учредил особый диплом имени Джона Сноу.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *